27 Мая

26 Мая

25 Мая

Популярное

Туяна Будаева

театровед, театральный критик



Библионочь» ради мероприятия, а не ради людей

04.05.2018



Эх, давно не брал я в руки шашек!

Но возвращение начну не с разбора спектакля.

До того, как министром культуры стал Тимур Цыбиков, Национальные музей и библиотека Бурятии не рвались присоединиться к всероссийским акциям Библионочь и «Ночь в музее». Акции преследовали следующие цели:актуализировать и популяризировать музеи и библиотеки, разрушить представление о них, как о мавзолеях, увеличить их ценность в глазах людей и, таким образом, создать потребность в них. Но нашим музеям и библиотекам эти смыслы были, мягко говоря, не близки, а по правде - чужды. Стиль общения с посетителями происходил из позиции «не мешайте работать!» и казалось,что главная задача– максимально усложнить посетителю доступ к музейным и библиотечным благам.

Например,7 лет назад при записи в городскую библиотеку с жителей окраин брали деньги в залог. Всего каких-то 2-3 года назад моя дочка отказывалась идти в детскую библиотеку, опасаясь, что придётся платить за то, что мы просрочили возврат книг, хотя на тот момент этот способ «воспитательной работы» с читателями в библиотеке уже кажется не практиковали, но ребёнок накрепко усвоил прежний порядок. Или вот, например, в витринах музея истории Бурятии лампочки подсветки горели через одну, и, чтобы прочесть пояснительный текст на табличке, приходилось включать фонарик мобильного телефона. И помню, как ругалась в музее Сампилова со смотрительницей зала из-за того, что она шлёпнула по руке ребёнка лет 5-6 (на её (и музея) счастье не моего) всего лишь за то, что он, нет, не дотронулся до экспоната, не зашёл за ограждение, которые выставляют перед экспонатами, нет, ребёнок без всякого умысла, вообще бессознательно взялся за столбик этого самого ограждения, и без каких-либо предупреждений, просто получил по руке.

Вот такая«культура» в культуре у нас считалась нормой, и что-либо изменять никто не рвался.

Сегодня и музеи с библиотеками, и их аудитория, всё-таки стали воспринимать друг друга с большей симпатией, и свою положительную роль в этом сыграли и Библионочь, и «Ночь в музее» потому, что первые же акции показали самим учреждениям, что они оказывается способны, и как они оказывается нужны людям!

Но очарование новизны и воодушевление от первых шагов прошли, и сегодня, когда какие-то несуразицы в организации этих мероприятий уже нельзя объяснить отсутствием опыта, очевидно, что ни организация, ни содержание акций не становятся лучше год от года, наоборот, они не только не развиваются, они выхолащиваются, мельчают, и становятся откровенно самоцельными – мероприятие проводится ради мероприятия. И увы, но это закономерный итог. Итог того, что акции эти кинулись проводить по отмашке сверху, а не пришли к ним органично, проделав необходимую интеллектуальную и, простите за пафос, духовную работу по переосмыслению целеполагания (ради чего существует и работает) учреждений, не придяк осознанной потребности работать для людей, ради людей, с людьми.

Вместо усилий разума и души, которые в общем-то и являются прерогативой культуры, в нашей сфере культуры утвердился инфантильный образ мыслей и такой же стиль работы – увидеть что-нибудь столичное, взбодрить себя боевым кличем «а давайте!», и быстренько «дать». То, что у сбацанного на «коленке» априори не может быть никакого качества и ценности никого не волнует, потому, что затевается все только ради похвальбы -#мыэтосделали.

С теснотой, духотой, и прочими (долго описывать) неудобствами, неизбежными в абсолютно неприспособленном для таких массовых акций, здании Национальной библиотеки, посетители Библионочи смирились с первой же акции, и продолжают воспринимать дискомфорт, как нечто естественное. Улан-удэнцы, в принципе, смиренные, покорные люди, и эта ментальная особенность позволяет всем, кто по роду деятельности, от мэра города до кассира в буузной, взялся обеспечивать горожанам современное качество жизни, на деле не прилагать никаких усилий для реальных улучшений. Учреждениям культуры это позволяет бесконечно «а давать!». Когда я работала внутри системы несколько лет, каждый раз по окончании значимых событий, в которых приходилось участвовать, я ожидала «разбора полётов» - взрослой, профессиональной работы над ошибками, с целью не совершать их в будущем…

Один мой знакомый подметил, что в нашем городе в ходу удивительный речевой оборот – «да но нет». И произносится именно как написано, без запятой. То есть, паузы, отведённой на предполагаемое раздумье, нет. До раздумий, тем более критических - честно признавать свои промахи и ошибки, брать ответственность за них на себя, извлекать из неудач пользу - мы ещё не дозрели. Целеполагание #мыэтосделали даздравствуеммы – это очень инфантильное целеполагание, преисполненное детски бессознательного самодовольства. Вот такой курьёзный поворот истории случился в развитии нашей сферы культуры, когда она превратилась в «песочницу», каждый обитатель которой бесконечно восхищен собой и любым вылепленным им куличиком, и убеждён, что для всех вокруг он с куличиками является предметом упоительного восторга. Изумительность этого исторического момента не столько в том, что профессиональные критерии перестали работать, а в том, что единицы из руководителей культуры вообще имеют представление о профессиональных критериях – ситуация немыслимая (пока ещё), например, в медицине, или в образовании…

За пару дней до Библионочи на вопрос, есть ли где-то какая-то схема, план, график мероприятия, мне дали ссылку на сайт библиотеки, где программа акции была выложена текстовым «кирпичом», мой посетительский опыт грустно сказал мне, что все будет как обычно – бестолковые метания никем не регулируемых людских потоков, томление в очередях, «битвы» за стульчик или диванчик, отсутствие питьевой воды, труднодоступность туалетов, и прочие местные «прелести» Всероссийской просветительской акции.

«Прелести» начались прямо с самого начала, которое в интернете было назначено на 19:00, а на деле началось всё в 18:00. Форма мероприятия сразу же разошлась с содержанием, которое в этом году было японским, что автоматически предполагало особую вежливость во всем. Но от духа и стиля Японии в организации Библионочи не было ничего..

Омотэнаси – философия гостеприимства, основанная на том, что для японцев нет разницы между понятиями «гость» и «клиент/посетитель», а также на стремлении буквально каждого японца быть полезным обществу. Конечно, нам всё это органически не присуще, и требоватьот нас, наших сограждан, нашей действительности, омотэнаси –никому и в голову не придёт. Не до жиру, как говорится. Но и самурайская непроницаемость лиц и глаз сотрудниц библиотеки, упорно не желающих видеть людей, это не совсем то японское, которое нужно было демонстрировать на этом мероприятии.

Например, мимо милой библиотечной дамы в поисках какой-то локации проходят подростки, или растерянное семейство, а дама не только не стремиться их сориентировать, нет, с ней делается что-то такое, какое-то такое преображение происходит с её лицом, что несмотря на бейджик, она становиться буквально невидимой для посетителей. Дьявол, как известно в деталях. Так вот у некоторых сотрудниц библиотеки в момент такой демонстрации непричастности ко всему происходящему, даже очки как-то так бликовали, что глаза становились невидимыми!

А помощь в ориентировании требовалась на каждом шагу! Стенд с программой акции располагался только на первом этаже. Программка, которая попадала в руки не всем, мало помогала, потому что она то терялась где-то в сумке, то забывалась на каком-нибудь столе, то её выбивал из рук какой-нибудь встречный любитель ночных библиотек. И, чтобы узнать, где проходит очередное событие, надо было бежать на первый этаж, либо снова раздобыть программку, либо пробиваться к стенду, скрытому толпой людей, и, потом, собственно, не столько читать информацию, сколько уворачиваться от толчков, потому, что стенд поставлен на пути самого большого людского потока – возле лестницы на верхние этажи!

Почему бы не поставить информационные стенды на каждом этаже, почему информирования не было на каждой событийной точке, почему сотрудники библиотеки не ориентируют, почему не привлекли волонтёров в качестве информаторов и проводников? Эти «почему» возникают из года в год. Можно ли это неудобство устранить? Да но нет!

Ещё пример. Один из самых напряжённых «трафиков» Библионочи – от лестницы на верхние этажи до дверей в Блок «Г». Само по себе это не самое широкое место вестибюля библиотеки, и его с одной стороны ограничили столом с товарами книжного магазина, где кто-то рассматривал книжки, а напротив, по другую сторону прохода, посадили мастеров аквагрима, облепленных детьми, и их родителями. Таким образом, проход превратился в «горлышко», в которое народ валил встречными потоками. А люди в городе добрых традиций ходят как тевтонцы на Чудском озере – «тупой свиньёй», и никак иначе. Защищая своим телом детей, желающих аквагрима, от бесконечных толчков, пытаясь не дать людскому потоку затоптать меня, я не могла не думать о том, что логистикой - организацией и регулированием людских потоков на крупном массовом событии должен заниматься логистик, а не библиотекарь, или пиарщик. Это разные профессии. И вот, что интересно, люди уже давно поняли, что если хочешь приличную свадьбу, юбилей, да элементарный детский день рождения - надо позвать профессиональных организаторов. А вот в профессиональной культуре в этом смысле - да но нет!

Описывать всё «да но нет» - утомительно, да и дело не частности. Неумение организовать событие так, чтобы людям было хорошо, беззаботно, и безопасно - это общее место всех мероприятий, проводимых учреждениями культуры, от международного музыкального фестиваля до открытия дежурной выставки.

Но есть ещё и содержательная стороны события, то, как была воплощена просветительская идея акции «Библионочь». Мы узнали, что Япония - это страна оригами, суши, икебаны, вееров, каллиграфии, и фильма «Звонок». Не хватало только слогана –«Всё, что вы хотели узнать про Японию, но боялись спросить».

Знаете, что… Когда, о стране, в которой прорывы в техническом, технологическом, научном прогрессе, буквально поставлены на поток, которая может всему миру давать мастер-классы как благоговеть перед своими традициями, но не окукливаться в традиционализме, как сохранять свою культурную идентичность и быть лидером глобализации, Национальная библиотека Бурятии - средоточие информационных ресурсов республики, во время Всероссийской просветительской акции, может рассказать на домохозяйском уровне, - это апофеоз той многолетней ситуации, когда у нас в культуре тонкую грань между популяризацией и популизмом перестали различать, а, может быть, и вообще никогда не подозревали, что популяризация – это просветительство, а популизм - это оболванивание.

И вот это наша культурная реальность. Да. Без «но нет».






Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle
Александра Мяханова
Александра Мяханова
Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета БГУ
28.04.2018
Пётр Покацкий
Пётр Покацкий
директор Филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Республике Бурятия.
27.04.2018
Александра Мяханова
Александра Мяханова
Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета БГУ
16.04.2018
Ирина Шаргаева
Ирина Шаргаева
Руководитель Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Бурятия
11.04.2018
Сергей Жамцаев
Сергей Жамцаев
Директор центра социальной адаптации «Шанс»
11.04.2018
Загрузка...
^