16 Августа

Популярное

Стратегия 2030: миллиарды под ногами

Стратегия 2030: миллиарды под ногами
Экономика,  05.11.2015 09:40 Фото:Baikal-daily.ru
В «Стратегии» особое место выделено для минерально-сырьевого комплекса и добывающей промышленности. При этом в отрасли сегодня накопилось немало проблем

О том, насколько перспективно это направление, «Номеру один» рассказал председатель комиссии по экологии и природопользованию Общественной палаты РБ, завлабораторией геохимии и рудообразующих процессов Геологического института Сибирского отделения РАН Евгений Кислов.

- При обсуждении «Стратегии 2030» много говорится о минерально-сырьевом комплексе. Как Вы считаете, насколько оправдана ставка на минеральные ресурсы в Бурятии?

- Я сотрудничал с крупными специалистами в области экономики минерально-сырьевого комплекса, и у них есть аналитика, которая касается всех регионов России. Бурятия очень интересно выглядит.

По обеспечению минерально-сырьевым комплексом наш регион выглядит как средний. А по уровню использования комплекса Бурятия находится на крайне низком уровне. То есть мы отличаемся очень низким вовлечением экономики в разработку месторождений полезных ископаемых.

Хотя в Бурятии есть уникальные объекты, которые нельзя не учитывать в «Стратегии 2030». Причем уникальные не по величине. В современных социально-экономических условиях разрабатывать большой объект сложнее, потому что он требует больше инвестиций. Зато у нас есть уникальные объекты именно по качеству. Они небольшие, поэтому требуют не таких уж больших вложений, но предполагают большую отдачу.

Это, например, Хиагдинское месторождение. В годы советской власти его не воспринимали серьезно – запасы мизерные. Но ископаемые можно добывать очень экологически чистым, экономически выгодным методом подземного выщелачивания. Поэтому оно сейчас и разрабатывается. А похожие, но гигантские месторождения на Алдане в Якутии так и лежат, потому что нет денег на их освоение.

- А из крупных месторождений какие наиболее перспективны, на Ваш взгляд?

- Я считаю, что уникальное и одно из самых интересных – это Калюмное, Сынырский массив. Это на севере, на границе Северо-Байкальского района с Иркутской областью. Как я думаю, оно сможет обеспечить калийными бесхлорными удобрениями Китай или Индию полностью.

Причем, там и глинозема будет столько, что он сможет обеспечить ближайшие алюминиевые заводы. Один из побочных продуктов там цемент. Два миллиона тонн цемента в год может производиться. Для сравнения - у нас максимальная мощность Тимлюйского завода – 600 тысяч тонн в год.

Но пока что мы добываем только золото, уран и уголь. Золото – шесть тонн в год. Одно хорошее месторождение в других регионах дает больше. Мы добываем уголь. Но чьим углем мы пользуемся? Из Красноярского края и Иркутской области.

Уран, кстати, на Хиагдинском месторождении до сих пор добывается в режиме опытно-промышленной отработки. С минимумом налогов. То есть в промышленную отработку предприятие не переводят. Это считается продолжением геологоразведочных работ.

- Сегодня все чаще поднимается вопрос отсутствия инфраструктуры для добывающей отрасли. Насколько серьезна эта проблема?


- Это, пожалуй, одна из главных задач, которая должна быть прописана в стратегии развития до 2030 года. Конечно, значительная часть месторождений находятся в пределах 100 километров от БАМа и Транссиба или ветки Улан-Удэ - Наушки. Но многие и за пределами действующих магистралей. И сегодня стоит очень важный вопрос о строительстве прежде всего железных дорог.

В Забайкальском крае удалось вместе с «Норникелем» построить железную дорогу Нарын - Лугокан, которая дала возможность построить сразу четыре горно-обогатительных комбината. У нас, на мой взгляд, самой насущной проблемой является строительство железной дороги от Могзона.

Она запланирована к Новому Уояну, но мы выполняли несколько лет назад большую работу по заказу министерства природных ресурсов. И там обосновывали, что ее надо вести в Таксимо или к станции Витим. И охватывается большое количество разведанных месторождений и перспективных площадей.

Это целый ряд объектов – и урановых, и золоторудных, и олово, и много чего еще. Порядка 15 видов полезных ископаемых «садятся» на эту железную дорогу.

- Но ведь для решения этих вопросов необходимы крупные инвесторы. Удается ли сегодня привлекать частные деньги в отрасль?

- Я вижу, что министерства природных ресурсов и экономики Бурятии занимаются привлечением инвестиций. Заходишь на сайт министерства природных ресурсов – там есть эти объекты, есть какой-то элементарный экономический расчет. Конечно, это очень сложно. Если я был бы западным или восточным инвестором, я бы десять раз подумал, вкладывать ли деньги в Россию – непредсказуемую страну.

Один из ярких примеров, когда была выдана лицензия на Холодниское свинцово-цинковое месторождение компании, которая входит в структуру «Метрополь». А потом было принято решение о прохождении центральной экологической зоны так, что она включила это месторождение. Это сделало невозможным его разработку.

Однако были уплачены лицензионные взносы. Компания построила кераносклады, спасла от гибели керн, который в течение десятилетий там был получен, реконструировала мосты, разобрала брошенный поселок - никто ни копейки не вернул инвестору.

И сейчас инвесторы, которые собираются вкладывать большие деньги, проверяют, как относятся в России к недропользователям. И этот пример, я думаю, явно не повышает инвестиционную привлекательность как Бурятии, так и России в целом.

- Не отпугивают ли инвесторов природоохранные ограничения? И насколько они критичны для развития добывающей промышленности?


- Ограничения, которые содержатся в законе об охране озера Байкал, больше касаются сельского хозяйства, в частности применения ядохимикатов, гербицидов. То есть таких норм, которые бы ограничивали недропользование, напрямую в законе нет.

Зато они есть в постановлении о запрещенных видах деятельности в центральной экологической зоне. В нее сейчас входит большая часть территорий Прибайкальского, Кабанского, Баргузинского, Северо-Байкальского районов. Причем запреты не распространяются на те месторождения, которые разрабатывались до принятия этого постановления. И разрешают добычу общераспространенных полезных ископаемых для местных нужд.

Но, с другой стороны, сейчас совмещена с центральной экологической зоной и водоохранная зона, которая запрещает добычу общераспространенных полезных ископаемых. То есть произошло наложение запретов. И при долгосрочном планировании развития Бурятии эти запреты нельзя не учитывать.

Кроме Холоднинского месторождения, туда попали почти все месторождения торфа и сапропеля. А значит, красивая идея о производстве удобрений, которые не требуют переработки, сейчас невозможна.

- А какова сегодня ситуация с геологоразведкой? Кто и на чьи деньги должен проводить эту работу?

- То, что разведывалось в пятидесятые годы прошлого века, конечно, нужно переоценивать. И это делается на деньги самих недропользователей. Потому что финансирование из федерального бюджета не такое большое. В Бурятии финансируется на протяжении последних 10 лет только уран и золото.

Сами же недропользователи, конечно, вкладывают деньги. Объем вложений в геологоразведочные работы недропользователями на территории Бурятии примерно в 5-10 раз ежегодно превышает финансирование из федерального бюджета.

Причем сегодня доразведка ресурсов необходима практически для каждого месторождения в Бурятии.

Все эти проблемы надо решать. Здесь должно быть сочетание и больших целей, и мелких объектов, которые можно быстро вводить в эксплуатацию. Которые не требуют больших денег и, главное, нужны нам. В том числе для развития нашего же сельского хозяйства, строительства и других отраслей Бурятии.
Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle

Читают сейчас

До 22-го августа продлится прием заявок на региональный этап всероссийского фестиваля-конкурса «Туристический сувенир» Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. Финал регконкурса пройдет 7-9 сентября в Улан-Удэ
«Байкалавиаком» начал полёты в Бурятии
Местная авиакомпания уже летает в Баунтовском районе
Иркутский «Труд» реконструирует дорогу до Курумкана
24 километра дороги обновят за 1,7 миллиарда рублей
Компания «Иркутскэнерго» объявила открытый запрос предложений на изготовление и поставку турбин для модернизации гидроагрегатов Иркутской гидроэлектростанции
В конце августа в республику отправятся 5 котлов
Турция – одно из самых популярных туристических направлений. Однако в настоящей момент в европейской республике распространяется так называемый вирус Коксаки, являющийся одним из возбудителей энтеровирусной инфекции
Это произошло из-за сокращения пенсий, заработной платы и повышения расходов
В Бурятии поддержат кинокомпании, выпускающие национальные фильмы
Двум компаниям в год будут возмещать до 90% затрат на показ фильмов на кинофестивалях
Почти половина населения обращается с ОРВИ и пневмонией
Мошенники часто представляются сотрудниками налоговой, таможни, судов и почты
С января по август 2017 года на ВСЖД перевезено более 7,5 млн пассажиров
Однако в целом объём теневых зарплат россиян снизился
Норма затронет микрофинансовые организации, которые покрывают риски высокими процентами
Вадим Бредний
Вадим Бредний
Руководитель группы компаний "Титан"
09.08.2017
Пётр Покацкий
Пётр Покацкий
директор Филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Республике Бурятия.
26.07.2017
Александра Мяханова
Александра Мяханова
Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета БГУ
25.07.2017
Александра Мяханова
Александра Мяханова
Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета БГУ
13.07.2017
^