06 Декабря

Популярное

Туяна Николаева

театровед, театральный критик

Профиль блогера



Феномен Натальи Улановой

20.07.2015

Если оглянуться на событийный ряд ушедшего сезона, все самое интересное непрерывно происходило в филармонии. Начиная с открытия сезона концертом еще одного оркестра Владимира Спивакова и заканчивая фестивалем «Голос кочевников». Генерируя один музыкальный фестиваль за другим, эта концертная организация предъявляла городу множество самых разнообразных музыкантов-солистов и музыкальных ансамблей, широко представляя актуальную картину музыкального мира

К сожалению, музыковедов, музыкальных критиков в этом городе нет. Года два назад они еще были, и миссию свою видели в том, чтобы гневно требовать от филармонии музыкального просветительства и клеймить ее за отсутствие в афише музыкальной классики и национальной музыки. На самом деле, все требуемое было в работе филармонии, просто было это как-то… Ну, вот представьте внутренний двор ВСГАКИ – по архитектурному проекту там задумана (и говорят, когда-то функционировала) зрелищная площадка в виде античного амфитеатра. Эта площадка уже к середине 80-х годов давно влачила жалкое существование хоздвора, и поныне ничего не меняется – это по-прежнему место склада, свалки, помывки, покраски, и прочей завхозовской нужды. И, видимо, руководство академии не в состоянии извлечь это пространство с задворок сознания, и осмыслить его как творческое. Вот так же и филармония в недалеком прошлом существовала затаившись на периферии зрительских запросов в уютном лоне провинциальности и детей ее – лени, привычке к нищете и тусклому бытовизму, и недоверчивости к переменам.

Но теперь, когда два сезона подряд самая разнообразная музыка, в том числе и современная, авангардная, звучит со сцены концертного зала филармонии в избытке, случилось странное! Музыковеды, так долго требовавшие от филармонии актуальности, то ли оказались не актуальны этому самому актуальному музыкальному контексту, и оказались не в состоянии теперь уже, в свою очередь, просветительствовать, то ли напрочь утратили интерес к музыке. Или вообще исчезли. 

В отсутствии мнений профессиональных, охарактеризовать преобразования, происходящие в филармонии и влияние этих преобразований на Улан-Удэ, можно только справедливым любительским мнением - «Много ли в России уездных городов, где в шаговой доступности можно услышать, увидеть, познакомиться со звёздами мировой величины. За очень короткое время филармония из затхлого сельского клуба с примитивным репертуаром усилием новой команды превратилась в лучшую площадку города… Благодаря хорошему вкусу, обаянию, умению налаживать контакты и сумасшедшей работоспособности Н. Улановой афиша нашего города это афиша столичного города».

Готова поспорить (и поспорила) насчет именно командных достижений - по моему глубокому убеждению, основанному на многолетних наблюдениях за нашим культурным заповедником, все вот эти «команды» – всего лишь иллюзия. Начиная с самого словечка, этого заклинания активистов сетевого маркетинга, и заканчивая надуманным романтическим содержанием, вкладываемым в эту дефиницию - плечом к плечу, рука в руке, один за всех и все за одного, и прочая. 

Ну, а подмененное «командой» содружество единомышленников, братство «по музе, по судьбам» – это вообще химера. Во-первых, для содружеств и братств просто-напросто нет человеческого ресурса – не наберем мы ни необходимого количества толковых творческих и менеджерских лидеров, ни необходимо количества толковых тех, кто способен быть лидеру под стать. Во-вторых, те немногие толковые лидеры, которые вроде бы есть, и которые вроде бы очень страдают от недостатка единомышленников, как правило, не умеют искать и подбирать таковых. И уж тем более создавать таковых. В конце концов, это ведь тоже умение – не замыкать все процессы на себе, а собирать вокруг себя умных, грамотных, цепких, ценить их, нацеливать, мотивировать, доверять им, давать право на ошибку, и, самое главное, не бояться их достоинств и возможного превосходства. Никто такими умениями не обладает. Рациональное, по-буддистски невозмутимое, мнение Стива Джобса о том, что глупо нанимать толковых людей для того, чтобы говорить им, что им делать, толковые нужны для того, что говорить начальнику, что ему делать, - нам генетически чуждо. 

Еще историк Василий Ключевский иронизировал – «В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало; вторые беспомощны, потому что их слишком много».

Поэтому, если команды у нас и существуют, то в самом что ни на есть реалистическом виде – иерархической пирамиды из командира и солдатиков. И пустозвонный треп про «команды» и «банды» - это бантики и фиговые листочки, которыми мы прикрываем в общем-то всем очевидную бесплодность всех этих «воинских формирований».
Все мы понимаем, что за головокружительными преобразованиями, происходящими в филармонии, стоит только один человек – Наталия Уланова. Это с одной стороны прекрасно, с другой невероятно опасно! Понятно ведь, что если по какой-то причине Уланова перестанет работать в филармонии, то движение, если не остановится, то сильно замедлится и заметно сузится, а в худшем случае движение станет ретроградным и музыковеды снова появятся в нашем городе. Тем и ценны содружества единомышленников, что кроме эффективной работы, которую они обеспечивают учреждению, они минимизируют риски при смене руководителя, обеспечивая преемственность приоритетов и направлений развития, его динамику и масштаб. У нас же стабильность положительных процессов, поступательность движения, преемственность прогрессивных изменений - все это зависит только от срока пребывания руководителя в кресле. Всякое новое назначение на руководящую должность в учреждении культуры и искусств, это сначала безнадежный тупик – а кого? Некого! Затем, когда более-менее, (как правило, увы, менее), пригодная жертва, славатебегосподи, наконец, найдена, требования к новоявленному руководителю до умиления просты – навести порядок. Так недавно мне отрекомендовали директора Этнографического музея – она хорошая, она там порядок навела: дорожки чистые, звери сытые, памятники целые. Собственно, такой вот завхозовский запрос к руководителю и обуславливает склад вместо амфитеатра, сытых зверей посреди чуждого людям музейного пространства, покоцанный стальной ободок по краю сцены филармонии, на которой стоит прекрасная Уланова, в прекрасном платье, под музыку прекрасного Вивальди, с очередным требованием веры и просьбой о любви! 

Но еще хуже то, что этот завхозовский запрос в силу исторических, ментально-национальных, личных психологических причин, моментально становится самозапросом, и руководитель моментально становится «завхозом», и мыслит уже не делом, а «хозяйством». И, конечно, унифицируют подчиненных до уровня хозинвентаря, в «хозяйстве» ведь нужны «тыбики» - ты бы пошел бы, ты бы сделал бы… Некий древнеримский писатель в трактате о сельском хозяйстве (во времена упадка Империи лучшие умы начали подумывать о том, что для предотвращения духовного и материального кризиса как-то надо уже сближать науку с производством), на голубом патрицианском глазу причислил рабов к орудиям сельхозтруда, назвав их инструментум вокалис – инструмент говорящий. Вот вроде бы мы тут не наследники патрицианских традиций, но некоторая «породистость» в нас так взыгрывает, так и взыгрывает.
Кто-то, как Уланова, изнемогает в страстных, но, как правило, беспорядочных попытках не втянуться в этот круг бесперспективных служебных связей, кто-то невольно втягивается. Но большинство сознательно создают вокруг себя жестко подконтрольную им среду инструментум вокалис – оберегают свое руководящее кресло. В «блеске» этого житейского прагматизма, мысли о деле, о пользе, о развитии, о соратничестве, утрачивают всяческие связи с реальностью. Или вообще не оформляются. А если и оформляются, то не задерживаются. Неизбывна правота умного Петра Вяземского, едко заметившего однажды, что у нас от мысли до мысли пять тысяч верст! 

Закономерность случайности правит здоровьем творческих и менеджерских процессов в наших учреждениях искусств, потому, что иных интеллектуально-административных ресурсов у нас нет. Назначение Улановой на должность худрука филармонии - счастливая случайность, и потому рывок филармонии уникален в своей единичности. Театры, где функциональный механизм гораздо сложнее, многофактурнее, многослойнее, вообще не в состоянии совершить прорыв в иное качество. Да что прорыв! Уверенно и бесповоротно перейти на следующий уровень развития – не в состоянии в силу неадекватности руководящих «команд». На какой театр не взгляни, либо директор уровню худрука, либо худрук директору. Захотели перемен в ГРДТ поставили худруком Баскакова, оставив директором Степанова. Теперь назначат нового худрука при том же директоре, и снова будем ждать перемен. Это у нас национальная забава такая. А что? Весело же, интересно – кто кого! Захотели перемен в «Ульгэре» - сменили директора, но «компенсировали» назначение Баирмы Дашидоржиевой, продлением контракта на несколько лет(!!!) с худруком Эрдэни Жалцановым, под художественным руководством которого труппа театра давно уже деморализована застоем так, что не знаешь, можно ли ее реанимировать? Назначение Сергея Доржиева, ни дня до того не работавшего в театре, директором главного бурятского театра, можно объяснить только как акт поклонения клановым бурятским идолам…
Вообще, назначение специалистов НХТ – народного художественного творчества на руководящие должности в профессиональном искусстве – это беда-а-а!!! Это подрыв, диверсия против профессионального искусства. Потому, что при всей очевидной вроде бы соприкосновенности видов деятельности, у тех, кто занимается народным творчеством, и у тех, кто занимается профессиональным искусством, принципиально разная ментальность, прямо противоположная направленность базовых культурных запросов! Ее исчерпывающе выразила недавно министр культуры Саратовской области простодушно заявившая, что в театре надо развлекать, а не заставлять задумываться. «Золотой век» ГРДТ под руководством методиста культурно-просветительской работы Степанова, сложился как раз под подобным девизом. Что и пытался изменить профессионал Баскаков… 

В одном оперном только все «хорошо» - там директор, тихо сама с собою занимается акционизмом (каждая же постановка в оперном подается нам как акт творения), и они друг другу не мешают.
Собственно, акционизм – а давайте всех удивим! - и составляет сущность кадровых перемен не только в искусстве. Так что тут мы снова, как ни печально, - в тренде.




Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle
Пётр Покацкий
Пётр Покацкий
директор Филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Республике Бурятия.
24.11.2016
Валерий Кожевников
Валерий Кожевников
Министр здравоохранения Республики Бурятия
17.11.2016
Александра Мяханова
Александра Мяханова
Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета БГУ
15.11.2016
Сергей Жамцаев
Сергей Жамцаев
Директор центра социальной адаптации «Шанс»
07.10.2016
^