05 Декабря

Популярное

Эксперты об итогах выборов в Тунке: Проблемы только начинаются

Эксперты об итогах выборов в Тунке: Проблемы только начинаются
Власть,  29.02.2016 Фото:Baikal-daily.ru
Минуло две недели, как закончились выборы в Тункинском районе. Не будет преувеличением сказать, что за ними пристально наблюдала вся Бурятия. Отметим, что прошедшие накануне выборы в Кабанском районе интереса общественности совершенно не вызвали. «Тунка24» подводит итоги скандальных выборов 

В чём же причина такого интереса к отдельно взятой Тунке, которая всего лишь одно из множества муниципальных образований Бурятии? Почему вокруг номинального «единоросса» Ивана Альхеева в «политическом экстазе» слились либеральные оппозиционеры, коммунисты, справедливороссы и всевозможные «недовольные и обиженные»? И хорошо ли, что его оппонент Аламжи Сыренов потерпел неудачу, хотя и с небольшим отрывом?

Для начала, немного истории. Тункинская долина традиционно была ближе к Иркутску — и географически, и культурно-экономическими связями. (Это проявляется хотя бы в том, что большинство туристов Аршана — иркутяне, улан-удэнцы ездят значительно меньше). В составе Бурятии Тунка административно оказалась благодаря своеобразному курьезу судьбы — когда в 1923 году формировалась Бурят-Монгольская АССР и была нехватка населения, полагающегося большому региону, тогда Тунку с Окой в Бурятию и вписали. Так что, несмотря на административные границы, экономически и даже ментально Тунка осталась связанной с Иркутском. В результате получился своеобразный «франкенштейн», часть тела, растущая из одного организма, но пришитая суровой ниткой к другому. Естественно, эта несчастная часть тела всегда будет вызывать болевые ощущения у обоих организмов. (Отметим, что тема «районного сепаратизма» для Бурятии не есть что-то фантастическое — в Кабанском районе в 2013 году народные сходы поднимали вопрос о возвращении в Иркутскую область).

Теперь рассмотрим экономическое значение для Бурятии данного региона. Прежде всего, туризм — целебные источники и природные ландшафты с горными кряжами и водопадами, привлекают множество гостей. Курорт Аршан – туристический объект федерального уровня, известна и Нилова Пустынь. Есть в Тунке и, так сказать, неофициальные, но популярные курорты — Вышка, Хонгол-Уула, Халагун, Папий-Аршан, и еще куча источников помельче. Население Тунки прочно кормится с туристического потока, он, соответственно, и в казну Бурятии приносит немало доходов. Другой источник потенциально неплохих денег — трассы из Монголии и на Хубсугул, по которым стало сподручнее ездить после введения безвизового режима. (По словам тункинских «источников», эти потоки пока никто прочно не контролирует, что разжигает аппетиты многих сил). Есть и полезные ископаемые, правда их сейчас нельзя разрабатывать. В общем, у Бурятии масса резонов крепко держаться за Тунку, как впрочем, и у Иркутска.

Отдельно можно упомянуть про культурное значение Тунки для Бурятии. Отсюда вышли многие люди, такие как герой Отечественной войны Жамбыл Ешеевич Тулаев, политик Владимир Бизьяевич Саганов, талантливый режиссер Солбон Лыгденов, спортсмен Батор Сагалуев, знаменитые бурятские писатели Лопсон Тапхаев, Ардан Ангархаев, Шагдыр Байминов, Жорж Юбухаев. Последние национальные бурятские инициативы в области культуры и спорта затеяны тункинцами, например состязания по разбиванию хребтовой кости «hэер шаалган». Таким образом, Тунку можно рассматривать и как своего рода фонд «пассионарного человеческого ресурса» Бурятии, источник культурной и интеллектуальной элиты.

Ввиду всего вышесказанного, думаю, понятно, почему любые процессы в Тунке всегда привлекают столь пристальное внимание всей Бурятии. И почему выборы проходят столь ожесточенно. Тут можно вспомнить эпизод из выборов главы района в далеком 2000-м году, когда за трон Тунки неистово сцепились Петухов и Ускеев. Ускеев собирался огласить в телеэфире убойный компромат на Петухова, и тогда сторонники последнего организовали «камаз»-камикадзе, протаранивший столб и лишивший электричества единственную в районе телевышку за пару часов до передачи. В итоге в кресло главы сел Петухов, правивший Тункой десять лет. Для сравнения, великий и ужасный Самаринов рулил всего три года. Хотя шуму успел наделать немало.

Отметим, еще один фактор – внутри самого Тункинского района очень сильна социальная напряженность. Проще говоря, высокий уровень протестных настроений у одной половины населения, и агрессивное намерение оставить все как есть у другой. Недавние выборы это наглядно показали – голоса раскололись примерно наполовину. Многие, поддержавшие Альхеева, сделали это, потому что были лично обижены Самариновым, ставленником которого многими воспринимался Аламжи Сыренов.

Кстати, говоря о Тунке, нельзя не затронуть личность Андрея Самаринова. Не будем сейчас рассуждать о его злоупотреблениях, о харизме «тункинского Дарта Вейдера». И даже то, что по мнению одних он много делал для района, хоть и воровал, а на взгляд других был инкарнацией Сатаны. Самаринов, пожалуй, впервые в Бурятии создал прецедент, когда глава района стал в своей вотчине эдаким «самодержцем». То есть, попытался сконцентрировать в своих руках не только административную, но экономическую и «теневую» власть, превратившись в локального диктатора. Естественно, что при этом он затронул экономические интересы многих.

Сами выборы очень наглядно показали подспудные разногласия в обществе Тунки. Доходило до курьёзов, когда человек бил морду своему старому близкому другу, за то, что тот агитировал окружающих за Альхеева, попутно угощая их спиртным – потому что того поддерживал кто-то из его родни. Проявился и «конфликт отцов и детей»: молодежь, в силу горячности и житейской неопытности, жаждала революции, и в основной массе поддержала оппозиционера Альхеева.

Как подмечал глава новостного агентства «Байкал-Daily» Виктор Золотарёв, в Бурятии есть традиция выигрывать выборы любой ценой. В Тунке это проявляется особенно явно – вспомнить стародавнюю историю с тараном телевышки. Противостоящие стороны применили все исконно-посконные способы борьбы – чёрный пиар, раздутые успехи провальных митингов, алкоголики, голосовавшие за рюмку боярышника. Доходило до драк между политическими противниками. Альхеев даже прибегнул к услугам Аркадия Зарубина, знаменитого попытками затеять «майданчик» в Улан-Удэ и встречами с американскими дипломатам. Некоторые жители Тунки не без некоторых оснований считали, что на выборах используются и «оранжистские» технологии по лекалам спецслужб США. Напряженность достигла такой стадии, что дело уже реально пахло гражданской войной локального масштаба. И хотя выборы прошли, стараниями политтехнологов победившей стороны народ Тунки оказался перессорен окончательно. И эта взаимная неприязнь между жителями долины еще долго будет аукаться и новым властям района, и всей Бурятии в целом.

Пара слов о причине победы Альхеева. Нет, тут не злодейская «рука Госдепа», не влияние могущественного Мархаева со злокозненным Иринчеем Матхановым, и даже не тункинские ханыги, голоснувшие как надо за стакан водки. Это супергрязные политтехнологии, с фактами применения которых сейчас разбираются полиция, прокуратура и центральный избирком.

Снова пара слов о Кабанском районе. Хотя этот район исторически относился больше к Иркутску, экономически Кабанский район все же более прочно ориентирован на Улан-Удэ. И в основной массе протестные настроения там не слишком сильны, несмотря на «сепаратистский дебош» жителей Выдрино. Поэтому выборы главы Кабанского района никому в Бурятии неинтересны, они проходят тихо-мирно, варясь в своем соку.

Но вернемся к выборам в Тунке. Как воспринимают их улан-удэнцы? Для начала слово эксперту-политологу.

— В победе Альхеева сыграло роль много факторов, воздействие которых было одновременным. Как говорится, многое сошлось в одной точке. Прежде всего, эти выборы были непартийными, противостояние пришлось не по линии политической идеологии и партийной принадлежности, а по отношению к власти и оппозиции, причастности к той или иной группе, имеющими противоположные интересы. Формально, можно сказать, борьба шла чуть ли не между двумя единоросами, хотя Сыренов формально в ЕР не состоял, но партию поддерживал, тогда как Альхеев, наоборот, номинально числясь в партии, примкнул к оппозиции. Также, что интересно, единороса Альхеева поддерживало руководство республиканского отделения КПРФ, для которого выборы в Тунке стали генеральной репетицией предстоящих выборов Главы республики. А вот районное отделение КПРФ не поддержало своих однопартийцев, имею в виду Мархаева и его команду.

На самом деле, раскол произошел по другим основаниям, а именно по тому, кто и как в Тунке относится к предыдущему главе Самаринову. И вообще, корни ситуации восходят еще к экономическим противоречиям периода правления Самаринова. В Бурятии это был первый случай, когда во главе района оказался крупный предприниматель, который имел крупные активы в самом районе. А это совершенно особая ситуация. Самаринов стремился контролировать и политику, и экономику, что затронуло интересы многих людей, в итоге район раскололся на тех, кто не воспринимал Самаринова, и тех, кто поддерживал. Соответственно, Сыренов воспринимался как продолжатель дела Самаринова, тогда как Альхеева рассматривали как альтернативу и слом этой системы. Вообще, под знаменем Альхеева объединились все недовольные как Самариновым, так и действующей властью Бурятии в целом. Многие голосовали, по сути, не за Альхеева, а против действующей власти вообще, несмотря на то, что сам Наговицын постарался сразу дистанцироваться от этих выборов. В этих условиях приезд к Сыренову министров республики скорее повредил ему.

Сыграло свою роль и положение района, который находясь в составе Бурятии, экономически завязан больше на Иркутск. Общеизвестно, что в Тунке имеет свои интересы и иркутский бизнес, нацеленный на тункинские туристические объекты. И в этих выборах это чувствовалось.

Хотя Альхеев эти выборы и выиграл, работать в сложившихся условиях ему будет тяжело, поскольку Сыренов остался фактически вторым человеком во властных структурах Тунки (он председатель райсовета депутатов), и потому что слишком многие, практически половина населения, недовольны исходом выборов. Тем не менее, мне кажется, все равно стороны со временем найдут в себе силы начать совместную работу на благо жителей района. Иного им не дано, — считает политолог, доктор социологических наук, профессор БГУ Эрдэм Дагбаев.

Приведем мнения и различных общественно-политических деятелей Бурятии. Сначала слово представителю одной из сил, поддерживавших Альхеева.

— По выборам в Тунке я могу сказать, что это были очень сложные выборы. Не могу вспомнить подобных страстей на уровне отдельного района, — говорит депутат Народного Хурала Бурятии от КПРФ молодой Баир Цыренов. Он также отметил, что администрация Альхеева уже сейчас испытывает сложности в работе из-за конфликта с командой Сыренова. И, по его мнению, «с Тунки начинается агония «наговицынщины», и она происходит по затяжному и болезненно».

Высказались и «единороссы».

— Такой избирательной кампании, которая проводилась в Тункинском районе, мы ещё никогда не проходили. Как нам стало известно, со стороны оппонентов были привлечены очень большие силы, пиарщики из России. Есть такая организация «Голос», представители которой приехали в Тункинский район. Понятно, что были привлечены и использованы все современные политтехнологии, — заявил секретарь БРО «Единая Россия» Владимир Павлов.

Также, высказали мнение и представители «русской общественности» Бурятии.

— Для ЕР и для правительства России, которое возглавляет лидер ЕР Медведев, наступают не лучшие времена. Уровень жизни падает, падают и результаты ЕР. Везде, в том числе, и в Бурятии. Ставленники ЕР сейчас всё чаще будут терпеть поражения. Другой вопрос, что КПРФ — это партия-обманка. Это не коммунисты, это оппортунисты-приспособленцы. Во фракциях КПРФ в Госдуме, Хурале и горсовете Улан-Удэ нет ни одного рабочего или крестьянина, — считает лидер отделения партии «Родина» Бурятии Евгений Буянин.

— Выборы районного масштаба интересны тем, что борьба идёт буквально за каждый голос. Важно уметь учитывать любые детали и все нюансы. Ещё в таких мелких локациях, как недавние выборы в Тунке, хорошо получается тренироваться в период безвременья, отрабатывать навыки командной работы для чего-то большего, — отметил общественник Алексей Карнаухов.

Поделились мыслями и деятели, известные в Бурятии воинственными оппозиционными настроениями.
— Похоже, были массовые нарушения, причем нетипичные для Бурятии по степени агрессивности. В том числе, скорее всего, «вбросы» и голосования по «левым» спискам. Если удастся достоверно подтвердить, то за это нужно наказать штаб победителя и сотрудников избиркома. Иначе создается опасный прецедент, — считает депутат городского совета Улан-Удэ и политолог Николай Будуев.

А что думают простые улан-удэнцы, волей судьбы оказавшиеся в Тунке после выборов?
— Там же многие, по-моему, места менять собрались и прыгать в город, — делится впечатлениями фотограф Надежда Яковлева, недавно гостившая в Кырене.

Что ж, подведем итоги. Хотя Иван Альхеев и выиграл выборы, даже если их результаты не оспорят, работать ему будет тяжело. В районе слишком многие недовольны его победой, население Тунки перессорилось во время выборов, и часть проголосовавших за него уже жалеет о сделанном выборе. Еще раз отметим, что за Аламжи Сыренова выступали в основном осторожные консерваторы, опасавшиеся потрясений, тогда как вокруг Ивана Альхеева собрались силы, жаждущие «перераздела пирога» в республике, обиженные Самариновым и не нюхавшая «эпохи перемен» молодёжь.

Другим последствием выборов стал разрыв связей во властных структурах, в перспективе грозящий настоящим двоевластием в регионе. Уже сейчас, по некоторым сведениям, главы поселений района, перед принятием решений тайно советуются с Аламжи Сыреновым. Также, следует отметить, что действующие власти республики не слишком довольны исходом выборов в Тунке, агрессивными выпадами в свой адрес со стороны пиарщиков и сторонников Альхеева. Поэтому вопрос о поддержке с их стороны новой администрации района тоже неоднозначен.

Победа Альхеева в Тунке в немалой мере была проектом Мархаева, который ставит далеко идущие планы по «перетасовке карт» в Бурятии и сибирском регионе вообще. Тункинский район стал своеобразным полигоном, на котором обкатали новые приемы захвата власти в условиях института демократии. Но стало ли это победой для самих жителей Тунки — вопрос весьма неоднозначный. Как говорил Чингисхан, можно завоевать мир, сидя на коне, но нельзя править миром с коня. Вячеслав Мархаев приложил титанические силы, чтоб усадить Альхеева на опустевший самаринский трон. Но сможет ли протолкнутая администрация эффективно работать в повседневной жизни — вопрос весьма спорный, учитывая все вышеперечисленное. Почему-то вспоминается интервенция США в Ирак, проходившая под лозунгами свержения злого диктатора Хуссейна. После которой высокоразвитое по ближневосточным меркам государство превратилось в арену перманентной гражданской войны.

И наконец, учитывая ориентацию Тунки на Иркутск, не будет преувеличением опасность и такой ситуации: формально принадлежа Бурятии, район станет колонией Иркутской области. При этом сохранив все минусы принадлежности к Бурятии вроде дорогих энерготарифов, но без ее плюсов, особенно в области культуры, спорта и развития туристических и сельскохозяйственных проектов, начатых предыдущей администрацией. Иркутяне деньги в район вкладывать не станут, зато постараются завладеть всеми прибыльными активами вроде курортов. В итоге упадут поступления в казну Бурятии, и убыток населению Тунки. Что вызовет дополнительный рост социальной напряженности.

Таким образом, есть немалый риск, что с победой оппозиции проблемы Тунки и Бурятии не закончились, а лишь только начинаются, сообщает «Тунка24».


Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle
Пётр Покацкий
Пётр Покацкий
директор Филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Республике Бурятия.
24.11.2016
Валерий Кожевников
Валерий Кожевников
Министр здравоохранения Республики Бурятия
17.11.2016
Александра Мяханова
Александра Мяханова
Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета БГУ
15.11.2016
Сергей Жамцаев
Сергей Жамцаев
Директор центра социальной адаптации «Шанс»
07.10.2016
Загрузка...
^