06 Декабря

Популярное

Петербургские СМИ: Почему байкальским селам не удается наживаться на туристах

Экономика,  30.05.2015
Корреспондент «Города 812» попытался понять в типичном байкальском прибрежном городке, почему в ряде красивейших мест на Байкале, в которых к тому же почти нет работы, не готовы поставить туризм на поток

В поездах, медленно ползущих из европейской части России к сердцу Сибири – озеру Байкал, можно сойти с ума от скуки. Ко второму дню пути единственным достойным развлечением кажется наблюдение за попутчиками, среди которых наиболее примечательны два типа людей.

Это либо иностранцы, по полчаса пытающиеся объясниться с буфетчицами, либо шумные рабочие-вахтовики, после двух-трехмесячного пребывания на участке стремящиеся выпить всю водку, что попадается на глаза.

Туристов-соотечественников в поезде очень мало – для рядового россиянина путешествие на Байкал кажется слишком дорогим. Хотя на побережье есть участки, полностью застроенные домиками для отдыхающих. На острове Ольхон можно заночевать и за триста рублей, и за пять тысяч.

Севернее некуда

Нижнеангарск – столица Северобайкальского района Республики Бурятия, находится в шести тысячах километров от Петербурга. Это самый северный населенный пункт на Байкальском побережье. Даже стела соответствующая имеется.

Другой памятный знак – гигантская сваренная из металла надпись «Тоннели строят настоящие мужчины» – напоминает о временах БАМа. В те годы здесь было много ленинградцев – они построили и соседний Северобайкальск, где главный проспект называется Ленинградским. Но следов строителей из Северной столицы найти не удалось – разъехались в 90-е.

Доехать до Нижнеангарска можно несколькими способами – на поезде, машине, «ракете» из Иркутска по воде, и на самолете, который прилетает дважды в неделю – по вторникам и четвергам. Мы прилетели на местных авиалиниях из Улан-Удэ. При покупке билетов в столице Бурятии пришлось изрядно понервничать: кассирша с невозмутимым видом билеты не печатала, а выписывала от руки красными чернилами на стандартных бланках. За 1,5 часа тряски в АН-24 пришлось отдать около 6 тысяч рублей с носа.

Аэропорт Нижнеангарска – это огороженное синим забором поле, за ним разгуливают коровы. Поселок состоит из частных домов и старых бараков, оставшихся со времен БАМа. С одной стороны – Байкал, с другой – поросшие густым лесом горы. Три параллельных улицы, одна из которых заасфальтирована, тянутся вдоль Байкала. Из окон многих домов открывается потрясающий вид на озеро. В ясную погоду видны горы на другом берегу. А в плохую ничего не видно – туман такой, что и соседнего дома не разглядишь.

В группе Нижнеангарска в российской соцсети состоят около 150 человек. Тем для обсуждения всего две: «В каком микрорайоне вы живете» и более популярная – «Скучно в поселке».

На сегодняшний день здесь проживает порядка 5500 человек. Назвать эти места глухими язык не поворачивается. Иногда даже заезжают звезды эстрады и политики. С большой теплотой здесь вспоминают детского омбудсмена Павла Астахова. Он и на рыбалку сходил, оставив охрану на берегу, и с народом поговорил. А вот Сергей Шойгу сибирякам показался очень замкнутым.

Телевизор тут показывает всего три главных федеральных канала, но его почти никто не смотрит: некогда. Да и Москва с ее проблемами так далеко, что вникать не хочется. А на местном уровне за должности глав районов и поселков идет настоящая борьба. На прошлых выборах главы местной администрации Нижнеангарска победил новичок – энергичный ювелир Владимир Вахрушев. В планах у него значатся два пункта: сделать из Нижнеангарска маленький сибирский рай (а потом уйти в отставку) и учить детей ювелирному делу, поставив пару станков в Доме культуры. Слушая это, ему почему-то веришь.

«После выборов мне предложили вступить в «Единую Россию», поскольку так принято. Но я отказался – как заступил на должность беспартийным, таким и должен с нее уйти. А то люди не поймут», – говорит глава города.

Замороженная экономика

Бюджет у поселка небольшой – примерно 12 млн рублей в год. Из-за закона о защите Байкала здесь нет предприятий, и, соответственно, доходной базы. Плюс в рамках субсидий поступают федеральные дотации – еще 10–12 млн в год, они уходят на дороги, тротуары, септики и прочее. Хватает далеко не на все.

Вблизи имеется ряд замороженных объектов. В 70 км – одно из крупнейших мировых полиметаллических месторождений, Холоднинское. В его недрах до 30% российских запасов цинка и до 15% – свинца. В советские годы на участке был крупный поселок со школой, больницей и десятками жителей. С принятием природоохранного закона все работы были свернуты и люди покинули эти места. От поселковой школы остался один фундамент. Сегодня на месте деревни живут сторож (раз в пару месяцев он меняется со своим напарником) и эвенк-оленевод. Оба производят впечатление крепко выпивающих, но дружелюбных людей, которые ничего не ждут. Разве что зимы. Однако и инвесторы, и весь Нижнеангарск мечтают, что появятся новые технологии, позволяющие вести добычу без вреда для экологии. Тогда у них появится работа (месторождение обеспечило бы минимум 1000 рабочих мест) и деньги потекут рекой.

Летом на улицах поселка одни женщины и дети – мужья на заработках. Вакансий в Нижнеангарске немного. Можно пойти в артель золотарей или на рыбзавод, который недавно начал восстанавливаться. В качестве альтернативы есть железная дорога и пожарная служба, там заработки невелики – около 15 тысяч рублей.

Впрочем, в среднем жители поселка столько и получают – 15–20 тысяч рублей. С учетом стоимости продуктов, топлива и содержания жилья – копейки. Из-за того что продовольствие возят только по железной дороге, цены на фрукты и овощи здесь запредельные. Килограмм слив летом может стоить до 200 рублей, апельсинов – около сотни. Дорого обходится и электричество – за месяц набегает до пяти тысяч за дом. Плюс к этому дрова, септик (центрального водопровода в поселке нет) и т.д.

Еще одна серьезная проблема – временное жилье, оставшееся после БАМа. Власти ждут, когда заработает программа по расселению «щитовух». По ней в новые дома должны переехать почти 25% населения. По федеральной программе будут сносить аварийные бараки. Однако действительно ли появится достаточное количество средств на такие масштабные стройки – неизвестно.

Жилье нужно и молодым – выпускники часто возвращаются после учебы в Красноярске или Новосибирске, стараются открыть свой бизнес. «Энергетика у нас хорошая, вот и тянет ребят домой. Была бы работа – здесь был бы просто рай», – говорит Вахрушев.

Высокий сезон

Климат в Нижнеангарске жесткий – три месяца тепло, остальное время – зима. Верхушки сопок белеют в начале сентября, и через пару недель снег спускается в поселок. Возможно поэтому на улицах даже при небольшой плюсовой температуре не встретишь женщин в осенних сапогах. А смысл их покупать, если через несколько дней придется переобуваться в зимние?

Во время пурги транспортное сообщение останавливается. В поселке большая протяженность улиц – около 60 км, и грейдер часто не справляется. Пока Байкал не покроется льдом полностью, здесь еще и страшно сыро. Поэтому холод ощущается с двойной силой.

По-настоящему жаркое лето длится не больше месяца – в отдельные дни июля печет, как в Сочи. Вода на севере Байкала прогревается лучше, чем на юге, поэтому купаться очень приятно. Есть пляжи городские и дикие, куда нужно ехать на машине. Но толп отдыхающих нет. Почти всегда на поселковом променаде можно найти пустую скамеечку и посидеть в одиночестве, глядя на озеро.

На весь поселок построена пара гостевых домов, принимающих туристов. Однако вести полноценный бизнес не удается – осенью и весной гостям здесь делать нечего, а коммунальные услуги стоят столько, что даже при очень хорошей заполняемости летом отель не будет себя окупать. «Проще, например, с пенсионерами договориться – могут ли они комнату в доме выделить для постояльцев, – рассказывает Вахрушев. – Ночь стоит от 500 рублей до 2500. По нашим меркам – очень дорого. Зато это настоящий экотуризм – живешь в избе, ходишь в баню, пьешь домашнее молоко. Много европейцев приезжает – австрийцев, французов, немцев, голландцев. Ни у кого не было проблем, не обижают их здесь».

С развлечениями туговато – разве что сходить в краеведческий музей, который держится на энтузиазме трех сотрудниц. Местные его не очень-то жалуют, но гостей своих приводить начали. Это уже большой успех.

В поселке несколько кафе, цены в которых радуют глаз на фоне петербургских. Но приходится делать скидку на сервис.

По подсчетам Вахрушева, на сегодняшний день в отрасли можно задействовать не больше 2–3% населения, но это пытаются исправить. Власти считают, что упор надо делать не на летнем туризме, а на зимнем.

«Зверей не так много, но, например, можно на «Урале» уехать красную рыбу половить на озерах, – прикидывает глава поселка. – По Байкалу проехаться ледяному – по берегу есть зимовья, горячие источники с гостиницами. Скромненько, но со вкусом».

Семь лет назад здесь предприняли попытку раскрутить бренд зимней рыбалки. Пригласили представителей разных районов и разыграли автомобиль. Тогда в соревновании приняли участие 15 команд. В 2013 году их было уже 176. Люди приехали отовсюду – из Франции, Италии, Москвы, Петербурга. Поселок чуть ли не впервые столкнулся с проблемами при расселении (туристов было почти столько же, сколько самих жителей) – гостиницы переполнены, люди спали на полу. Гостей размещали в школах в спальниках. В тот год мероприятие, наконец, вышло на самоокупаемость – район практически на него не потратился.

Лучшее, конечно, впереди

Несмотря ни на что в будущее здесь смотрят с оптимизмом. В столицу сибиряки не рвутся, пытаются как-то налаживать жизнь своими силами.

На вопрос, стоит ли ехать в такую даль, лично я бы ответила однозначно: стоит, особенно при наличии проходимой машины. Если даже отбросить штампы о том, как красив Байкал, какое там звездное небо и темные ночи, то хотя бы ради людей, которые вопреки всему верят в лучшее. Уж и не знаю, в чем секрет: то ли в том, что нижнеангарцы встают на 5 часов раньше, чем жители европейской части России, то ли в том, что сибирская закалка – это не миф.

Узнав, что я собираюсь писать о Нижнеангарске, местные жители начинали махать руками: по их мнению, прелесть этих мест можно понять только пожив здесь хотя бы год и хорошенько померзнув.

Цифры

- Санкт-Петербург и Нижнеангарск разделяют чуть больше 6000 км.

- Если ехать на машине, то можно добраться за 5 дней с остановками только на сон и еду в придорожных кафе.

- Прямого железнодорожного сообщения между городами нет. Доехать можно на поезде Москва – Тында. Время в пути – 91 час. 36 мин. Место в купе – 10 тыс. руб., в плацкарте – 6–7 тыс. руб.

- На самолете АН-24 из Улан-Удэ – от 6 тыс. рублей.

- Стоимость морского путешествия из Иркутска в Нижнеангарск в летние месяцы – от 4,6 тыс. руб. в одну сторону (часть пути на теплоходах речного типа, затем надо пересесть на «Комету-15» морского типа). Время в пути – около 12 часов.

- Комната в гостевом доме – от 1200–1500 рублей.

- Пообедать в кафе бурятскими буузами (их еще называют позами), похожими на манты, можно примерно на 200 рублей. Одна поза стоит от 35 рублей, плюс стакан чая с молоком. Трех поз достаточно, чтобы утолить голод. Впрочем, в видовых кафе на берегу Байкала средний счет почти такой же, как в Петербурге.

- Посещение горячих источников Дзелинда: час купания – от 120 руб.

Итого:

Дорога – от 12 тыс. руб.
Проживание – от 10 тыс. руб. за неделю с человека.
На питание и развлечения – не менее 10 тыс. руб.
Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle

Читают сейчас

Другое в "Экономика"

Из них только 600 миллионов рублей - целевые
В Минсельхозпроде Бурятии прошло совещание с пивоварами республики
Богатые жители Бурятии не спешат платить налоги
Больше половины налогов на коммерческую недвижимость просрочены
Депутаты совета Улётовского района предложили поднять штрафы за нелегальную продажу алкоголя в 100 раз – с 1 тысячи рублей до 100 тысяч рублей
Больше всего уменьшилось вознаграждение в строительстве
Это произошло после запроса активистов проекта Общероссийского народного фронта «За честные закупки»
Побережье Байкала в год посещают до 3 млн туристов
Снижения прожиточного минимума не было уже давно
На поддержку уже созданных кооперативов  направлено более 40 миллионов рублей
Проверка проходит перед созданием Азиатского авиационного учебного центра
С нового года в Бурятии подорожает нездоровый образ жизни
Владимир Путин утвердил повышенные акцизы на табак, алкоголь, электронные сигареты и дизельное топливо
С просьбой помочь украсить Читу власти обратились к бизнесменам
Аренда домов в Бурятии подешевела наполовину
Оживление на рынке загородной недвижимости обычно становится заметным в феврале и продолжается до осени. В зимнее же время, за исключением новогодних праздников, спрос на долгосрочную аренду домов невысок
В этом году в мясной ярмарке приняло участие более 200 фермеров со всей республики
Пётр Покацкий
Пётр Покацкий
директор Филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Республике Бурятия.
24.11.2016
Валерий Кожевников
Валерий Кожевников
Министр здравоохранения Республики Бурятия
17.11.2016
Александра Мяханова
Александра Мяханова
Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета БГУ
15.11.2016
Сергей Жамцаев
Сергей Жамцаев
Директор центра социальной адаптации «Шанс»
07.10.2016
^