20 Сентября

19 Сентября

Популярное

Экс-начальник управления МВД по Бурятии: Наша работа невидимая, но идёт постоянно

Экс-начальник управления МВД по Бурятии: Наша работа невидимая, но идёт постоянно
Общество, 
Как усмирить толпу хулиганов, можно ли игнорировать угрозы вооружённых бандитов, как возродить народные дружины и выступить с законодательной инициативой в сфере профилактики, «Байкал-Daily» рассказал экс-начальник Управления обеспечения общественного порядка МВД Бурятии Геннадий Фирсов

- Геннадий Анатольевич, как вы решили стать сотрудником правоохранительных органов?

- Папа и мама работали в системе МВД Советского Союза. Отец - во внутренних войсках. Тогда внутренние войска занимались охраной колоний заключённых. Мы много переезжали. Всё мое детство прошло среди заключённых и солдат внутренних войск. Папа с мамой были допоздна на работе, я приезжал из школы, выходил возле колонии, мне открывали двери и я уходил в зону – в столовую на обед. Потом с заключёнными в кино ходил там же на территории. Мог весь день провести. Или прийти к солдатам, в батальон внутренних войск, с ними полностью день провести. Поэтому когда я подрос и решал кем же стану – у меня сомнений не было.

Окончил школу в бурятском Агинском округе и поступил в Новосибирское высшее военное командное училище МВД СССР. В 1983 году окончил его, получил звание лейтенанта и был направлен в милицейский батальон Иркутска командиром взвода. Милицейский батальон – это солдаты срочной службы, только они выполняли задачи по охране общественного порядка на улицах города. Также их на 2 года призывали, выдавали вместо солдатской милицейскую форму.

- Как вы попали в дальнейшем в Бурятию?

- В 1990 году меня перевели в Улан-Удэ, где формировался такой же милицейский батальон. Направили найти место дислокации батальона, набрать личный состав, оснастить техникой. Я занимался призывом в армию, переодевал солдат в милицейскую форму и выводил на патрулирование. К ним были определённые требования – парни с образованием не ниже среднего (тогда с образованием высшим сложно было) с положительной характеристикой. Естественно, проверяли, чтобы не было приводов в милицию. И второй немаловажный принцип – чтобы родители работали в системе МВД.

В 1994 году я перевёлся из войск в саму систему МВД в отдел по охране общественного порядка инспектором. И практически вся моя жизнь с некоторыми перерывами проходила именно на охране порядка на улицах Бурятии. 




- Что это были за перерывы?

- Три раза я выезжал в командировки на Северный Кавказ – с 2000 по
2002 год. Последняя командировка получилась не запланированная: у нас произошло чрезвычайное происшествие – в результате нападения на военный городок погибли сразу трое ребят: командир, медик и ещё один боец. Без командира отряд сразу морально сник. Меня министр, тогда МВД возглавлял Иван Игнатович Калашников, вызвал и сказал срочно готовить отряд и выезжать на замену.

- Чем занимались на Северном Кавказе наши полицейские?

- В то время мы стояли в городе Гудермес. У нас задача была – патрулирование пригородной зоны, улиц и охрана железнодорожного переезда. Тогда только пытались поезда пассажирские запускать. А их подрывали, нападали на них. Также мы были в подчинении коменданта гарнизона, и нас привлекали на проверки в населённых пунктах, где, по оперативным данным, находились бандиты. Оцепляли, проверяли все дома, надворные постройки.




- Насколько опасна была работа в командировках на Северном Кавказе?

- Это очень опасно в то время было. Причём это уже не 1990-1995 годы, когда там шла крупномасштабная боевая операция. Сложность была в чём - с нами боролись те, кто среди нас ходил, среди нас жил. Мы их не видим, а ночью они подкладывают фугасы, обстреливают блокпост, городок. Самое страшное – мы повседневно были к этому готовы. У нас была система охраны городка, расставлены наблюдательные посты, прорыты траншеи. В основном опасно было во время операций за территорией населённого пункта. Там невозможно предугадать, откуда могут напасть, откуда начнётся обстрел. Мы проводили рекогносцировку, зачищали маршруты, но тем не менее. Надо сказать, что мои командировки прошли 100% без потерь.

Очень сложно было. Представьте, приехали в последний раз. Первый вечер - только расселились, выставили посты, я пошёл отдыхать. Часа через два забегает дежурный: «Товарищ подполковник, вас отряд вызывает». Я выхожу – они «по полной боевой» одеты, включена радиостанция. На нашей волне бандиты вооруженные говорят: «Буряты, будете сегодня ночью гореть, мы вас бить-душить будем». Бойцы на меня смотрят. А я в халате. Сказал, что я пошёл спать, и до утра чтобы меня никто не беспокоил. И ушёл. Это психология: командир спокоен и бойцы успокоились.

Смешно, но бандитам очень тяжело было прослушивать наш отряд, потому что все переговоры мы вели на бурятском языке. Они в эфир в истерике нам кричали: «Говорите по-русски».   

- Как проходила ваша служба после командировок?

- В 2002 году по приезду из командировки с Северного Кавказа я поступил в Академию управления МВД России. В 2004 году я её с отличием окончил. Это уже в возрасте в 45 лет, в звании полковника. И остался в Московской области, где служил 4 года: заместителем начальника отдела Управления участковых уполномоченных ГУ МВД по Московской области, заместителем начальника Управления внутренних дел города Королёва и начальником отдела милиции города Сходни. В 2008 году перевёлся обратно в Бурятию.

- Почему вернулись?

- Ну, во-первых, родина, дом. Во-вторых, абсолютно другой менталитет. Абсолютно другие люди в Московской области. Тяжело работать. И я не мог смириться с принципами определённых руководителей, которые направляли не в то русло работу.

В Улан-Удэ приехал начальником отдела обеспечения общественного порядка. В период преобразования милиции в полицию из отдела мы стали управлением после объединения с отделом участковых уполномоченных и ПНД. И меня назначили руководителем этого одного из самых крупных подразделений МВД.

Спектр работы большой – от охраны улиц до сопровождения и конвоирования заключённых под стражу, административная деятельность вся. Плюс участковые уполномоченные и инспектора ПДН. У меня в подчинении была четверть всех полицейских Бурятии. Управление потом опять разделили. Вывели участковых и ПДН. И сфере моей компетенции осталось обеспечение общественного порядка.

- И в чём заключались ваши обязанности?

- Основная моя задача была как руководителя – обучить, организовать и проконтролировать. Очень много мы проводили крупных мероприятий – встречи президентов, высокопоставленных лиц. Когда Ким Чен Ир приезжал, все планы обеспечения безопасности визита руководителя иностранного государства готовил я.

Принимали участия не только в таких событиях. Например, во время наводнения активно работали. В конце 90-х на Левом берегу было сильное подтопление. Люди по пояс в воде и не хотят покидать дом – боятся, что вернутся, а там уже ничего не будет. Приходилось уговаривать, брать под свою ответственность дома, улицы. Днём и ночью работали. Мародёров ловили. Ну как мародёров – соседей пьющих. Поэтому по сложности раскрытия это преступления несложные были. Заходишь к соседу – всё у него.

- Нам рассказывали, что вы в одиночку усмирили толпу. Как это было?

- Это было в начале 2000-х. На день ВДВ пьяные десантники от фонтана у театра оперы и балета с криком, гамом и флагами, мешая автомобильному движению, прямо по проезжей части поднимались по проспекту 50-летия Октября. А мы с водителем на «Волге» возвращались из парка имени Орешкова. Увидели их. Пока экипажи по рации вызовешь... Я говорю водителю: «Разворачивайся». В лоб к ним подъезжаем. А там ребята действительно крупные, десантура, человек тридцать. Я с ними поговорил. Начал с того, что они представители элитных войск, гордость страны, и людям приятно видеть, как они ведут себя достойно, а не как разгильдяи: полуодетые, непонятно что кричат. И убедил уйти с дороги. Потом меня все спрашивали, как я мог один к ним выйти. В те времена они, бывало, и рынки «бомбили», и фонтаны «на уши» поднимали.

- Что это - бесстрашие? Самоуверенность?

- Это знание, которое я обрёл ещё во время службы в Иркутске. Был случай в ресторане, тогда он «Интурист» назывался, на набережной. Поступила информация, что фарцовщики сбрасывают в Ангару золото: коронки, золотой лом. Приехали, начали с солдатами с ними бороться, один вырвался и побежал. Я за ним, за мной два солдата. Он в комнату – и я за ним, и дверь захлопнулась. Он меня к двери прижал и нож острием к горлу приставил. С той стороны солдаты ломятся, с этой – он с ножом. Я с ним минут десять разговаривал. Сказал, если он ткнёт меня, то усугубит вину. Кое-как уговорил. И вот с тех лейтенантских пор я понял, что не важно – пьяный человек или нет, всё зависит от того, как ты поймаешь его мотив, его настроение и поведёшь с ним диалог. Поэтому у меня таких случаев, когда я в невыигрышной ситуации мог повлиять на толпу, было много. 




- Можно ли сравнить современное состояние общественного порядка с тем, что было в начале вашей службы?

- Конец 80-х, особенно 90-е годы, очень трудные были. Полнейший беспредел. Появились новые русские, коммерсанты, которые думали, что если у них деньги есть, то они тут властелины. Сравнивать сегодня и то время – это два разных мира.

В то время было много уличных грабежей. Зимой вся Бурятия носила меховые шапки. За вечер у нас рекорд был – 36 грабежей. Мы работали на износ. Работали открыто, работали оперативно: сотрудники патрульно-постовой службы в гражданской одежде. Работали с приманками – брали сотрудницу-женщину, одевали ей шапку и запускали в район, где происходили грабежи. И ловили, и сам я ловил – бегал по Аршану и за Аршаном по лесу. Сложность была в том, что тогда телефонов мобильных не было, чтобы своевременно сообщить в полицию. Нужно было найти телефон. И, тем не менее, раскрываемость у нас высокая была.

- Почему, вы думаете, всё изменилось в лучшую сторону?

- Очень вырос интеллект граждан. Это, конечно, не заслуга полиции, это заслуга государства. Молодёжь повернулась к нормальному образу жизни. А раньше – чуть подросли и надо им сигареты, где-то выпить, кого-то обворовать. Ведь кражи, грабежи – это социальные преступления. Чем хуже живёт народ, тем больше такого рода преступлений. А сейчас благосостояние людей стало выше. Информированность выше. В соцсетях, Вайбере, Ватсапе, сообщения о происшествиях, просьбы о помощи расходятся очень эффективно.

Я помню, как мы стояли у истоков введения системы видеонаблюдения «Безопасный город». Как начали ставить первые камеры в 2005-2006 годах. Появились системы видеофиксации дорожных нарушений. Я помню, мы постоянно писали письма в правительство об освещённости города. Доказано: чем больше освещено улиц, тем меньше уличных преступлений. Все грабежи, разбои совершаются на малолюдных, неосвещённых улицах. И как сейчас город ночью светится – такого же раньше не было.

Да и сама структура преступности поменялась. Сейчас, преимущественно, идут преступления, связанные с технологиями, финансами. Таких, элементарных, всё меньше и меньше становится. Например, как таковые грабежи шапок исчезли.

И, в-третьих, уличные преступления во многом зависят от рынков сбыта. Если есть куда сбывать – преступления будут совершаться. Одно время у нас машину на улице оставить невозможно было: или колёса снимут, или магнитолу. Такого вида преступлений почти не стало: покупать б/у и выкладывать на рынок коммерсанты уже не будут. Это все связано с движением, развитием общества.

- Вспоминается момент ухода из органов?

- Бывает. До 9 мая 2015 года я был на боевом посту. Организовал охрану порядка на Параде, вплоть до салюта. После салюта символически - снял погоны, положил к памятнику Ленину на площади, сказал «Спасибо за службу в органах» и ушёл - на заслуженную пенсию. Я ведь при партии получал погоны, партии и вернул. 36 лет я отдал службе. Ни о чем не жалею.

- Какими результатами своей службы вы больше всего гордитесь?

- Горжусь тем, что хороших сотрудников воспитал, которые сейчас в руководстве. Начальник управления кадров МВД пришёл ко мне инспектором из института. Много ребят дошли до начальников райотделов, дослужились до подполковников, до полковников. Поэтому я считаю, что я нормально поработал.

- Вы же возрождали в Бурятии движение добровольных народных дружин?

- Оно существовало в советское время, когда я ещё служил в Иркутске. Мы дружинниками, работниками предприятий, студентами, увеличивали плотность нарядов – 1 милиционер и 2 дружинника. Причём, советская система предусматривала ответственность самих дружинников. Они отчитывались на работе, за пропуск шли санкции. Всё это в 90-е годы благополучно потерялось. Чтобы возродить ДНД, нужно было подготовить нормативную базу. Мы выносили идею и на Народный Хурал, и в Госдуму, всё утыкалось в одно – народ не отказывался дежурить, но нужны были условия. Либо дополнительная оплата, либо льгота по работе (отгулы и так далее). Решался этот вопрос долго. Потом Москва поручила республиканским властям организацию ДНД. И дело сдвинулось.

- Как получилось, что закон о системе профилактики правонарушений в Бурятии был принят прежде российского?

- Мы выступили с законодательной инициативой. Разумеется, подготовились основательно. Раньше считалось, что профилактикой правонарушений должно заниматься одно МВД. Мы представили список субъектов профилактики правонарушений и расписали примерно, кто, чем должен заниматься. И стало ясно: профилактика - не полицейская задача. Это и воспитание, и здоровый образ жизни, и многое другое. Зато сегодня уже не возникает вопросов, есть четкие правила: 1 июня, 1 сентября, в праздники не продавать спиртное. И ограничение по времени - до 9 вечера. Сколько мы работали над тем, чтобы общество наше привыкло к правилам, не пыталось как-нибудь обойти закон. И это даёт эффект, пусть и спустя какое-то время. Приятно знать, что ты причастен к позитивным переменам в обществе.

- Кого бы вы назвали своими учителями на трудовом пути?

- Это, конечно, Юрий Михайлович Мельчаков. Когда я пришёл, он начальником отдела был, – высокой культуры человек. Он никогда не сказал грубого слова сотруднику. Это мне врезалось в память, и я всё время этим пользовался. Когда министром стал Иван Игнатович Калашников, я просто поражался, что министр может с тобой поговорить на равных.

Был такой случай. Генерал-полковник из Москвы нашему генералу должен был вручить торжественно на площади Советов знамя. Сказали мне: пойдёшь с министром в спортзал, будешь учить его ходить: как выйти, где стоять, как получить знамя, на какое колено стать, куда фуражку положить. Я же военное командное оканчивал строевое училище. Мы поехали на площадь, я ему мелом начертил, где он должен стоять, стрелочки - в какую сторону повернуть. И министр без всякого зазнайства учился, чтобы выглядеть эффектно. Зато как красиво потом смотрелось мероприятие на площади.

- Сейчас «на гражданке» вы работаете руководителем службы безопасности. Это сложнее, чем в правоохранительных органах?

- Гораздо легче, хотя есть свои особенности. Ряд подразделений МВД работают ненормированный рабочий день, особенно руководители. У меня фактически получалось 1-2 выходных в месяц. Ведь праздники - для всех отдых, а для нас работа. К Новому году, например, мы начинали готовиться с 15 декабря. Это усиленные патрули, проверки криминогенности города, проверки магазинов, торгующих алкоголем. И все митинги же проводятся по выходным. Таких мероприятий очень много. Для гражданских эта работа невидима, но она идёт постоянно.

- Геннадий Анатольевич, вы этим ответом наглядно подтверждаете, что бывших полицейских не бывает. Если представить, сколько таких же, как вы, готовы в любой момент прийти на помощь гражданам, то армия полиции становится в разы больше. А то, что работа по охране порядка не видима обычному человеку, говорит о её надежности. Спасибо вам за ваш вклад в безопасность на наших улицах, и за этот интересный разговор.

Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle

Читают сейчас

С 1 января введут десять новых типов госномеров
Общество, 20.09.2018
С 1 января 2019 года десять новых типов государственных автомобильных номеров будут введены приказом Росстандарта
Общество, 20.09.2018
Соревнования пройдут по таким видам спорта, как волейбол, мини-футбол, дартс, шахматы, мас-рестлинг и т.д.
В Улан-Удэ стартовала конференция в честь 95-летия Верховного суда
Общество, 20.09.2018
Международная конференция, посвящённая 95-летию образования Верховного суда Бурятии, стартовала сегодня
Республиканский перинатальный центр: «Бесплодие – не приговор»
Общество, 20.09.2018
В прошлом году в Бурятии было проведено 750 протоколов ЭКО  
Улан-удэнцев приглашают на концерты на свежем воздухе
Общество, 20.09.2018
Выступления певцов, музыкантов пройдут в рамках закрытия проекта «Парк здоровья»
На главной площади Улан-Удэ покажут мотоциклы Harley Davidson
Общество, 20.09.2018
Улан-удэнцы могут посмотреть здесь выступления групп «Компромисс», «Tory Lane» и кавер-группы «Lakers»
Бурятские поисковики завершили экспедицию на Халхин-Гол
Общество, 20.09.2018
Всего за время проведения работ было обнаружено десять человек, погибших, в основном, в результате артобстрелов
Артист театра «Байкал» участвует в фестивале в Казахстане
Общество, 20.09.2018
На сцене фестиваля Жаргал Омоктуев представит номер «Саяанай магтаал»
200 детей в Бурятии не получили места в детсадах из-за сбоев системы
Общество, 20.09.2018
Прокуратура Бурятии проанализировала ситуацию с очередностью в детские сады
В дацане Бурятии освятят 8 новых субурганов
Общество, 20.09.2018
Считается, что энергетика ступ очень сильная и благоприятно воздействует на окружающую среду
Улан-удэнка участвует в национальном музыкальном конкурсе (видео)
Общество, 20.09.2018
Генеральным продюсером конкурса «Во весь голос» является автор проектов «Фабрика звёзд», «Танцы со звёздами» Лина Арифулина  
Таксистов в Иркутске водят на выставку разбитых машин
Общество, 20.09.2018
Также сюда приведут курсантов автошкол
Минкультуры Бурятии уволило директора оперного театра
Общество, 20.09.2018
Сотрудники театра намерены вступиться за Аюну Цыбикдоржиеву
Пётр Покацкий
Пётр Покацкий
директор Филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Республике Бурятия.
31.08.2018
Пётр Покацкий
Пётр Покацкий
директор Филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Республике Бурятия.
31.07.2018
Борислав Таро
Борислав Таро
Борислав Таро, художник. Интернет-галерея - https://borislav.in.gallerix.ru/
13.07.2018
Ямпил Багша
Ямпил Багша
Доктор буддийской философии, мастер тибетской медицины
11.07.2018
Пётр Покацкий
Пётр Покацкий
директор Филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Республике Бурятия.
27.06.2018
Вадим Бредний
Вадим Бредний
Руководитель группы компаний "Титан"
12.06.2018
Загрузка...
^