Новости Бурятии и Улан-Удэ в реальном времени

24 июня

23 июня

Популярное

«Желайте только хорошее…»: Солбон лама Аюшеев – о судьбе Тамчинского дацана

«Желайте только хорошее…»: Солбон лама Аюшеев – о судьбе Тамчинского дацана
Буддизм, как одна из ведущих мировых религий, получил широкое распространение на бурят-монгольской земле. На территории современного Селенгинского района был основан один из старейших буддийских храмов Российской империи – Тамчинский дацан «Даши Гандан Даржалинг».

В 2021 году дацану исполняется 280 лет со времени основания. В преддверии этой знаменательной даты «Байкал-Daily» побеседовал с ширээтэ ламой Тамчинского дацана Солбоном Аюшеевым – о роли духовного в жизни людей, знаковых встречах и впечатлениях.

Предначертано Служение

– Уважаемый Солбон лама, прежде всего, несколько слов о насыщенной истории Тамчинского дацана.

– Вряд ли можно обрисовать почти трёхвековую летопись нашего дацана в двух словах. Без преувеличения, это драгоценное наследие бурятского народа. 1741 год – год основания буддийским священником Лубсан-Жимбой Ахалдаевым Тамчинского дацана, и тогда было положено начало буддийского исчисления в жизни селенгинских родов. Лубсан-Жимба Ахалдаев в 1783 году добился от губернских властей Иркутска звания Бандидо Хамбо Ламы пяти дацанов по левому берегу Селенги. А один из его последователей, его племянник Данзан-Гаван Ешижамсуев в 1809 году был утверждён «Главным Бандидо Хамбо ламой Восточной Сибири». То было необыкновенное время, когда миру явилась целая плеяда верховных иерархов, внёсших огромный вклад в развитие российского буддизма и культуры. Тамчинский дацан, один из первых буддийских монастырей, с 1809 по 1930 годы был центром буддизма в Восточной Сибири – здесь находилась резиденция Бандидо Хамбо Ламы, официального главы буддистов России.

– Солбон лама, Вы на протяжении многих лет занимаетесь просветительской и религиозной деятельностью. Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к служению буддизму? Кто Ваши наставники, духовные учителя.

– Я в жизни отталкиваюсь от буддийского понятия, что ничего случайного не бывает: все действия, поступки, слова незримо накапливаются во Вселенной, и в каком-то периоде выливаются в явный результат. В жизни помимо твоей воли складываются множество факторов, о которых ты можешь узнать гораздо позже.

В 1985 году я, тогда студент педагогического института, будучи в академическом отпуске, подал документы на поступление в школу буддийской духовной семинарии в Улан-Баторе. Известно, что в то время при Совете министров Бурятии был специальный отдел, где проводилась доскональная проверка: родственников, окружения будущего ламы, его биографии. Этим занимались, как я понимаю, компетентные органы. Были случаи, когда претендентам без объяснения причин отказывали.

Но нам посчастливилось, и наша когорта будущих лам успешно прошла подобный отбор. 6 ноября я и мой брат Данзан (остальные уехали раньше) отправились на поезде в Улан-Батор, в буддийскую семинарию при монастыре Гандантэгченлин. Первое моё впечатление было удивительно, я его до сих пор помню – всё было необычно, даже сама поездка в Улан-Батор, в монастырь. С первых же мгновений нас охватила атмосфера необычного города, мы даже не знали – какой он, монастырь, и как до него добраться. Стоял туман, поезд прибыл в Улан-Батор в шесть утра. Тогда центр ещё не был застроен многоэтажными коробками, поэтому наш путь к монастырю пролегал по историческим улочкам старого города. Туман придал какую-то фантастическую реальность пейзажу и это ощущение фантасмагоричности было везде – в тумане, предметах, людях в национальных дэгэлах, подчас не совсем понятной речи, в самой нашей миссии… Всё это заставляло немного пугаться перед новым витком своей судьбы. И – внезапно: громада белокаменного здания – «Жанрэйсига», казавшегося ещё более величественным в утреннем тумане среди маленьких юрт и домиков.

Наш институт находился прямо в центре города, это историческое место, там духовный центр Монголии. Добравшись до монастыря, мы зашли в институт, на проходной нас уже встречали, и с этого момента началась наша студенческая монашеская жизнь и учёба. Наряду с часами занятий, мы часто участвовали в службах, привлекались на хуралы, это была своего рода практика.

Спустя четыре года (пятый год был посвящён практике), окончив университет, я вернулся на родину – сначала служил в Иволгинском дацане, а в феврале 1991 года, опять же волею судеб, я оказался на Селенгинской земле.


На пути возрождения

– Солбон лама, Вы один из тех, кто стоял у истоков возрождения Тамчинского дацана – одного из старейших буддийских храмов на территории России. Расскажите, с чего всё начиналось, кто Вам помогал. Как проходила реконструкция?

– Прежде всего: Тамчинский дацан оставался религиозным центром Бурятии вплоть до 1930-х годов. Но когда началась масштабная антирелигиозная кампания советской власти, стало невозможно и небезопасно вести прежнюю религиозную деятельность. Начались аресты и чудовищные гонения на церковь. Постановлением Президиума ЦИК Бурят-Монгольской АССР № 4 от 13 января 1938 года дацан был закрыт, а многие ламы и хувараки отправлены в ссылки и лагеря. В первые годы после закрытия в зданиях дацана размещалась тюрьма для политических заключённых.

Влияние «оттепели» сказалось, видимо, и на нас: в 1957 году постановлением Правительства Бурятской АССР Гусиноозёрский дацан объявлен историко-архитектурным памятником, а 30 августа 1960 года вышло постановление Совета министров РСФСР о принятии на государственную охрану комплекса Гусиноозёрского дацана, как памятника истории и архитектуры федерального значения. Тогда и начались восстановительные реставрационные работы, а до этого, по рассказам старожилов, дацан был в ужасающем состоянии, потому что время и природа неумолимо брали своё, помещения стремительно ветшали.

Возрождение буддийской общины началось в 1989 году. Однако было бы слишком самоуверенно говорить, что я стоял у истоков. Тогда настало такое время – по всей стране возрождались церкви, монастыри, дацаны. У людей пробуждалось национальное, религиозное самосознание. Была создана община, оргкомитет, начался сбор пожертвований на возрождение дацана.

И потом уже мне, как уроженцу Селенгинского района, предложили продолжить службу в Тамчинском дацане. В феврале 1991 года я приехал в Тамчинский дацан и служу здесь до сих пор. Наша общая заслуга по возрождению дацана – при непосредственном личном участии каждого из наших верующих.

Когда я прибыл в дацан в 1991 году, большой трёхэтажный Цогчен Дуган ещё не работал, там всё было в упадке, и вместе с прихожанами мы постепенно начали ремонт. Община привела в порядок Дуган Чойра, философский факультет. И там наши ламы начали принимать людей, проводить службы. Но только в летнее время: в здании не было отопления, поэтому мы оборудовали молельную комнату в доме на территории, где проводили службы.

А в 2011 году, в год 270-летия со времени основания дацана, частично был отреставрирован Цогчен Дуган. Но так как это здание – памятник архитектуры федерального значения, и там не предусмотрено паровое отопление, религиозные службы проводятся только в летнее время.


– Кроме руководства Тамчинским дацаном и буддийской общиной дацана, Вы активно занимаетесь общественной деятельностью. Какие проблемы удалось решить, реализовать конкретные проекты?

– Безусловно, как религиозный институт, мы неотделимы от общества, хотя декретом 1918 года церковь отделена от государства, и напрямую помогаем нашим верующим удовлетворять религиозные потребности.

Как такового, миссионерства в буддизме не бывает, это одна из отличительных черт нашей религии – каждый может ознакомиться с её философией. Все наши службы, молебны, хуралы, вся деятельность священнослужителей, в летнее время обоо, обряды Лусад – всё это и направлено на благословение религиозных потребностей верующих.

Но вы знаете, что уже немало лет приносит реальную пользу большой проект Буддийской традиционной Сангхи России под руководством Хамбо-ламы Дамбы Аюшеева по разведению традиционных видов скота в районах республики, направленный, прежде всего, на сохранение деревни, сельского уклада жизни.

Сегодня люди, в связи с ухудшением положения в деревне, стремятся уехать в большие города. Но если будет работа на селе, то люди обретут зримую цель в жизни, разводя скот и восстанавливая присущий этому уклад. А дацаны, расположенные в сельской местности, возводимые на своих исторических местах, по родовому признаку, призваны помочь людям на этом непростом пути. Поэтому нужно начинать с возрождения скотоводства, исконных бурятских традиций и обычаев, которыми жила деревня, в том числе и дацаны, и тогда вернётся утрачиваемый ныне уклад жизни и порядок в семьях.


Человек живёт впечатлениями

– В одном из своих постов в социальных сетях Хамбо-Лама Дамба Аюшеев отметил – ширээтэ лама Тамчинского дацана Солбон Аюшеев утверждает: мы живём впечатлениями. Что такое для Вас впечатления?

– Знаете, это прозвучало в ходе обычной беседы, и я высказал свои мысли. То, что ты видишь, чувствуешь и затем анализируешь, всё это переходит в твои впечатления. Все жизненные представления, принципы возникают на основе прошлых впечатлений.

Это, в конечном итоге, формирует характер человека. Помимо того, что у каждого из нас есть своя генетическая составляющая, он ещё складывается под влиянием окружения, внешней среды. Тем, что ты видишь вокруг себя, впечатляешься, создаёшь, начинаешь со временем и руководствоваться. Соответственно, каждое впечатление важно для человека. Скажем так, это семена для познания нового, для анализа себя и своих поступков. Не знаю, для кого как, но у меня, надеюсь, самые яркие впечатления ещё впереди. (улыбается)

– Известно, что у Вас было немало встреч с известными и знаменитыми людьми, в том числе с Далай-ламой XIV и Президентом России Владимиром Путиным и другими. Расскажите, какая встреча для Вас наиболее памятна? И чем они запомнились?

– Эти встречи, действительно, для меня стали одними из самых ярких и впечатляющих, потому что это – люди, которые вершат историю, авторитеты для многих из нас. Далай-лама – ярчайший представитель нашей религии, бесспорный духовный лидер, и для каждого буддиста встретиться с земным воплощением Бодхисаттвы Арьябаалы, получить благословение Его Святейшества – это великая честь. Каким-то удивительным образом получилось так, что удалось пригласить Его Святейшество на селенгинскую землю, в наш дацан. Это не моя заслуга, а прямое благодеяние наших старших товарищей, в частности, хочу отметить Булата Раднаевича Зориктуева, уроженца Селенгинской долины, доктора наук.

Тридцать лет назад – в июльские дни 1991 года – Его Святейшество Далай-лама XIV ступил на землю Бурятии. То были незабываемые дни, озарённые безгранично доброй улыбкой Его Святейшества. Впервые в истории республики Далай-лама имел возможность встретиться с тысячами верующих, как это произошло на стадионе 25-летия Бурятской АССР. Высокий гость встречался с руководством республики, участвовал в торжественном собрании, посвящённом 250-летию признания Российским государством буддийской конфессии и 250-летию Тамчинского дацана. Кроме того, Далай-лама встречался с верующими и на селенгинской земле, в Тамчинском дацане. Это был, безусловно, исторический визит, давший мощный толчок возрождению буддизма в Бурятии и во всей России.

Велико для меня и значение встречи с Владимиром Владимировичем Путиным – ведь это не только глава государства, для всех буддистов он является живым воплощением качеств Белой Тары. Буддисты в своё время присягали верховным властителям государства, потому что видели в них качества, присущие Белой Таре, то есть желание отвечать, сопереживать за весь свой народ, за своих подданных, а это большая ответственность – стремление приходить на помощь.

– О том, как в ходе визита Владимира Путина в Бурятию удалось «выбить» новую дорогу к Тамчинскому дацану, до сих пор ходят легенды. Как Вам удалось обратить внимание главы государства на этот важный вопрос?

– Да, по итогам встречи с главой государства и выпавшего мне счастливого шанса озвучить этот важный вопрос, за пять месяцев к нашему дацану построили новую дорогу (стоимостью порядка шестисот миллионов рублей), нужда в которой была так очевидна на протяжении многих лет.

Мы были приглашены на встречу с Президентом России Владимиром Путиным. И в ходе беседы я сказал о нашей проблеме главе государства, так как этот вопрос всегда волновал меня. Оказавшись рядом с Президентом, я подумал, что это реальный шанс, которого, возможно, больше и не представится. Поэтому я и высказал свою просьбу Президенту, и он записал в свой блокнот. Помню, он ещё спросил: «Тамчинский или Томчинский дацан?».

Буквально через полчаса я узнал, что уже дано соответствующее поручение Президента. Строительство началось 1 июня 2015 года. Протяжённость дороги от трассы «Гусиноозёрск — Закаменск» до Тамчинского дацана составляет 17 километров. Торжественное открытие дороги состоялось в ноябре того же года.

Юбилею – быть!

– Расскажите, как проходит подготовка к 280-летнему юбилею Тамчинского дацана?

– На протяжении нескольких месяцев 2021 года мы готовимся; шьём, украшаем, красим, белим, проводим различные ремонтные работы. Был создан оргкомитет, подготовка к юбилею дацана проходит согласно плану. Однако, к сожалению, в связи с ограничениями, связанными с заболеваемостью COVID-19 и распространением коронавирусной инфекции, оргкомитет принял решение отложить проведение юбилейных торжеств до улучшения ситуации.

Тем не менее, несмотря на сложные обстоятельства, связанные с пандемией, нам, выходцам из Селенгинской долины, не нужно опускать рук – юбилею нашего Тамчинского дацана всё равно быть! Думаю, что в дальнейшем всё состоится благополучно.

Немаловажно, что в составе оргкомитета – представители Правительства Республики Бурятия, различных министерств, так как, в силу своего исторического значения и положения, дацан является памятником архитектуры и культуры федерального значения. Но в основном задействованы администрация нашего Селенгинского района, сельского поселения, мы с ними очень плотно сотрудничаем. Самый главный вклад вносят наши верующие, прихожане – они оказывают огромную помощь.

За последний год общими усилиями на территории дацана строится гостиница. Всё это необходимо для нашего храма и прихожан, в том числе и гостей, паломников. Тамчинский дацан – это намоленное место, с богатейшей историей, и невозможно проникнуться его атмосферой попутно, «на бегу». Человек обязательно должен здесь остановиться, прочувствовать, прикоснуться к его многовековой ауре.


– Действительно, пандемия коронавируса внесла свои коррективы практически во все сферы нашей жизни. Какова же роль духовенства в борьбе с этой коварной болезнью?

– Конечно, духовенство, ламы в этих непростых условиях исполняют своё предназначение.

Да, коварный вирус разрушителен. В первую очередь, тем, что лишает будущего, меняет ситуацию. Какие-то намётки, ближайшие планы, зарисовки – уже ничего нельзя оставить на потом.

Нужно как можно скорее открывать монастыри для свободной молитвы. Безусловно, с соблюдением всех предписаний и рекомендаций. Там, как в чистых землях, люди обретут силы для преодоления этого зла. Лишь находясь в храмах, соучаствуя, всецело проживая, вместе молясь – ты напитываешься внутренней силой, жизненной энергией.

Ведь дацаны, как правило, находятся в исторически сильных местах, потому во время хуралов люди, ощущая эту ауру, укрепляют свой иммунитет. Именно здесь человек обретает надежду, уверенность. Все просьбы, чаяния верующих, которые приходят к нам онлайн или в записках, мы читаем, и исполняем их во благо людей. С другой стороны, важно единение в молитве: когда ты непосредственно находишься в стенах дацана, совершаешь молебен, это совсем иное, нежели, будучи далеко отсюда, отправлять смс. Получается, человек не испытывает неповторимой атмосферы хурала, и у него отсутствует живое восприятие.

– Солбон лама, Ваши пожелания прихожанам и жителям Селенгинского района.

– Я бы хотел, чтобы люди в это непростое время ценили и бережнее относились друг к другу. Желайте всем и каждому только хорошее, не привносите негативные эмоции в свою жизнь. Уверен, общество постепенно оздоровится, и нужно быть терпимее, открытыми, с пожеланиями добра и счастья.


От редакции. По решению оргкомитета юбилейные мероприятия перенесены на лето 2022 года.

Беседовал Митап Цыренов. 

Уважаемые читатели, все комментарии можно оставлять в социальных сетях, сделав репост публикации на личные страницы. Сбор и хранение персональных данных на данном сайте не осуществляется.

Читают сейчас

В Забайкалье спасатели эвакуировали 23 туриста из-за подтопления
В Каларском районе был введён режим повышенной готовности
Без электричества остаются девять районов Бурятии и часть Улан-Удэ
Вернуть электроснабжение планируют в ближайшее время
Прокуратура Бурятии проверяет технологический сбой на Гусиноозёрской ГРЭС
Надзорный орган даст оценку условиям, способствовавшим возникновению технологического сбоя
На станции Чита обнаружили утечку соляной кислоты
Инцидент не повлиял на движение пассажирских поездов
Паводок на реках затопил районы Забайкалья
В настоящее время вода идёт на спад
Установлена причина масштабного отключения электричества в Бурятии
Ситуацию с блэкаутом Бурятии прокомментировали в правительстве республики и на Гусиноозёрской ГРЭС
В Бурятии ребёнок на велосипеде напоролся грудью на жердь
Пострадавшего ребёнка эвакуировали в Улан-Удэ
Забайкалка воровала дорожные знаки и накрывала ими бочки с водой
В момент кражи проводился ремонт дороги и знаки не успели тогда установить
Вышедший из колонии житель Иркутской области ограбил школьника
Мужчина совершил преступление после отметки в полиции

В Бурятии крупный пожар едва не перекинулся на детский лагерь
Площадь пожара составила более полутора тысяч квадратных метров
В Бурятии настал «конец света»
По предварительной информации, крупное отключение электричества в республике связано с ситуацией на Гусиноозерской ГРЭС
Улан-удэнка, пытаясь проучить соседа, обвинила его в краже
Теперь на саму псевдопотерпевшую возбудили уголовное дело
Житель Бурятии убил незнакомца, ударив его 75 раз
Убийцу будут судить в Новосибирской области
Загрузка...
^