04 Декабря

Популярное

Родные обвинённого в преступлении жителя Бурятии обратятся в «Пусть говорят»

Родные обвинённого в преступлении жителя Бурятии обратятся в «Пусть говорят»
Происшествия,  22.09.2016 Фото:"МК в Бурятии"
Мать и отец задержанного за покушение на убийство заявляют, что на их абсолютно здорового в психическом отношении сына просто-напросто хотят «свесить» врачебную ошибку и «заточить» в жёлтый дом

Инцидент случился пару лет назад в Гусиноозёрске, сообщает «МК в Бурятии».

Житель города Игорь Сухарев познакомился с компанией юношей и девушек возле одного из местных магазинчиков. Мирное общение переросло в конфликт, а после — в драку: две стороны никак не могли определиться, кто из них будет оплачивать услуги такси до Щучьего озера, где планировалось продолжить вечеринку.

По версии молодого человека, новые знакомые набросились на него и принялись избивать. А по версии знакомых, Игорь Сухарев подбежал к автомобилю своего приятеля, вытащил походный нож и ударил им одного из парней, некоего гражданина К. Пострадавшего сразу же доставили в больницу, а Сухарева госпитализировали только через несколько часов, после допроса в полиции вместе с остальными свидетелями.

Лежали молодые люди в одном хирургическом отделении. У «нападавшего» имелась закрытая черепно-мозговая травма, а у «пострадавшего» — непроникающие колото-резаные раны, количество и локализацию которых изначально не зафиксировали нигде — к делу приложили лишь справку об их наличии. Мать Игоря, Зоя Сухарева, которая каждый день навещала сына и видела потерпевшего, утверждает: у гражданина К. было всего две раны на спине. А медкарта свидетельствовала о наличии ещё одной — на боку.

Скованные одной цепью

— Эта рана на боку появилась после госпитализации через неделю, перед самой выпиской. О её происхождении я могу только догадываться — когда К. делали пункцию, вероятно, повредили сосуд и из-за случившегося кровоизлияния удалили селезёнку, — приводит женщина свои аргументы. — А операцию датировали днём поступления — то есть сфальсифицировали доказательства.

По её мнению, врачи скрыли свой «косяк», а полицейские, в свою очередь, покрывали врачей. В итоге из «умышленного причинения тяжкого вреда здоровью» дело переквалифицировалось в «покушение на убийство».

Следствие по нему продолжалось с июля 2014 по июнь 2015 — то есть почти целый год (за который мать обращалась в различные инстанции, включая администрацию прзидента России) и, по её мнению, велось с многочисленными нарушениями — впрочем, как и судебно-медицинская экспертиза. Да и сам суд, который длится до сих пор, вызывает у подсудимого сомнения в его непредвзятости.

Дурдом для несогласных

— Суть в том, что в декабре 2015 года по ходатайству своего адвоката на основе полученной закрытой черепно-мозговой травмы я прошёл амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу, — рассказывает «МК» Игорь Сухарев. — Она не выявила никаких отклонений, но и не ответила на все поставленные вопросы. Поэтому специалисты рекомендовали (замечу — именно рекомендовали) стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. А 23 мая 2016 года опять же по ходатайству адвоката судья вынесла постановление о назначении этой экспертизы и постановление о добровольном помещении в психиатрический стационар.

Подумав, молодой человек подал апелляцию на первое, а вот на второе не стал, рассудив, что одно вытекает из другого.

После судья «уцепился» за это упущение, заявив, что обжалование решения о прохождении экспертизы возможно лишь одновременно с обжалованием приговора, а вот об отправке в стационар — до его вынесения. Причем последнее требовалось сделать в установленный срок, который юноша уже пропустил. Буква закона сработала прямо противоположно его действиям и, что называется, загнала в ловушку. Не помогло даже предоставление дополнительных медицинских документов о том, что «с головой все в порядке». Заточение в психушку сдерживало лишь упорство Игоря и его родственников.

— Наконец, 12 августа терпение у судьи лопнуло, — продолжает Сухарев. — И она решилась на крайние меры. Когда я пришел на очередное заседание, меня схватили на входе в суд (адвоката намеренно вызвали позже), затолкали в «УАЗ» и повезли в диспансер в Улан-Удэ. Врач спросил: «Зачем его привезли? У меня нет материалов дела».

Благодаря аргументам правозащитника парню разрешили написать отказ от госпитализации и в итоге его отпустили. Но, как оказалось, ненадолго. Через месяц, 12 сентября, ситуация повторилась, однако на сей раз разрешилась иначе, чем в прошлый.

Одни в поле воины

В республиканском психоневрологическом диспансере Игоря «отконвоировали» в отделение, поначалу даже не разрешив родным передать его личные вещи, в итоге согласившись только на передачу предметов гигиены.

«Полежит месяц и выйдет. Не переживайте», — сказали медики. «Мы не можем не переживать! — возмущалась Зоя Сухарева. — А вдруг моего сына задержат здесь надолго!».

13 сентября женщина побывала у главного врача РПНД Виталия Грифа и обратилась к уполномоченному по правам человека республики Юлии Жамбаловой. На следующий день омбудсмен пожаловала в медучреждение для проверки. Сотрудники долго не пускали её к нему — дескать, пациент находится в изоляторе. Но получив разрешение от главврача, сдались. Родственники отправились на свидание с Игорем, а уполномоченный — на встречу с персоналом.

В поиске истины

Однако толку от этого визита было чуть. Медики сослались на решения суда, которые, правда, не показали — из-за соблюдения тайны судебного следствия. На что Юлия Жамбалова развела руками: с юридической точки зрения все вроде бы законно. «Я подготовлю письмо на имя министра здравоохранения Бурятии. Надеюсь, он направит письменное разъяснение», — пообещала она.

…Сейчас Игорь Сухарев находится в «жёлтом доме» без телефонной связи с правом на личные свидания с родными по 15 минут в день. Сколько еще он пробудет здесь — неизвестно. Парень сдал анализы и проходит наблюдение. Врачи пообещали не «пичкать» и не колоть агрессивными препаратами. Но, как говорится, свежо предание, да верится с трудом.

Сам факт пребывания молодого человека в стенах сумасшедшего дома и обвинение его в якобы совершенном им преступлении возмущает семью Сухаревых. Мать не намерена сдаваться — обратилась в программу «Пусть говорят» и ждёт скорого вызова.



Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle
Пётр Покацкий
Пётр Покацкий
директор Филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Республике Бурятия.
24.11.2016
Валерий Кожевников
Валерий Кожевников
Министр здравоохранения Республики Бурятия
17.11.2016
Александра Мяханова
Александра Мяханова
Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета БГУ
15.11.2016
Сергей Жамцаев
Сергей Жамцаев
Директор центра социальной адаптации «Шанс»
07.10.2016
Загрузка...
^