04 Декабря

03 Декабря

02 Декабря

Популярное

Друзья погибшего в Бурятии Колина Мэдсена: Нас обвиняли, что мы расчленили и закопали труп

Друзья погибшего в Бурятии Колина Мэдсена: Нас обвиняли, что мы расчленили и закопали труп
Друзья погибшего на Аршане американского студента рассказали шокирующие подробности того, как правоохранительные органы искали Колина

Расследование провёл иркутский портал «Бабр».

Напомним, ранним утром в субботу, 26 марта, Колин Мэдсен приехал в курортный посёлок Аршан в Бурятии в сопровождении трех друзей – двух иркутян и одного американца. Ребята планировали сходить на «Пик любви» - маршрут протяжённостью 3,5 километра. В ночь перед прогулкой Колин пропал, а потом его нашли мёртвым в 1,5 километрах от окраины поселка.

Эта трагедия широко освещалась как российскими, так и зарубежными СМИ. Однако, по мнению непосредственных участников событий, в большинстве своем сообщения журналистов изобилуют неточностями, противоречиями, а порой содержат откровенную ложь. Друзья Колина, которые были с ним в ночь исчезновения, рассказали о том, как они искали его, иногда вопреки равнодушию и цинизму отдельных силовиков.

«Колин верил в то, что Россия – дружелюбная страна»

Ребята познакомились с Колином в 2013 году, когда он приехал в Сибирь из США по образовательной программе. Учился он в иркутском университете иностранных языков. Колин был очень дружелюбным и открытым человеком и легко находил друзей. Интересовался русской и бурятской культурой, буддизмом, вместе с иркутскими друзьями объездил множество заповедных уголков, как в Иркутской области, так и в Бурятии.

Он побывал в нескольких дацанах, принадлежащих к разным буддистским школам, общался с бурятскими и тибетскими ламами. Во время одной из поездок ему даже удалось попасть к Нетленному Хамбо Ламе Итигэлову, что является большой честью для буддистов.

О теплом отношении Колина к России говорит, например, то, что он участвовал во многих волонтерских программах. Например, помогал высаживать деревья в байкальском заповеднике, помогал собачьим приютам в Карлуке и Куде. Участвовал в акции по защите скальников Олхинского плато. Он не хотел покидать Россию и в ближайшем будущем рассчитывал получить работу либо в посольстве, либо в ООН.

Колин умел сглаживать конфликтные ситуации, а они вполне могли возникать, так как три года он прожил в университетском общежитии в не самом спокойном районе Иркутска, на улице Постышева. Он считал, что Россия – безопасная и дружелюбная страна и даже спорил об этом с русскими друзьями, настроенными гораздо более скептически.

Он любил природу, поэтому старался чаще выбираться за город, причем неоднократно бывал в Аршане. Как летом, так и зимой путешествовал по Ольхону, ходил в походы на скальники Олхинского плато, КБЖД. Во время этих вылазок он показал себя человеком, хорошо знающим, как вести себя в горах и в лесу.

- Несколько раз мы отправлялись в походы зимой в условиях, близких к экстремальным, - рассказывают друзья Колина. - В отличие от многих других, он никогда не жаловался, сохранял позитивный настрой и рациональность мышления. Пару раз мы попадали в ситуации, когда возвращаться из походов приходилось по сложному рельефу в кромешной тьме, безо всяких ориентиров.

- В одном из первых совместных походов мы пешком преодолели около 20 километров по довольно глубокому снегу. Я был очень удивлен тем, что вскоре он сам водил по этому маршруту других своих русских знакомых. Колин прекрасно представлял себе, что такое зимний поход в Сибири.

- Это важно, так как отдельные следователи пытались убедить нас в том, будто Колин был неадекватен и неопытен, и мог, например, уйти в горы, оставив зимнюю одежду дома просто по незнанию. Не мог. Он видел фотоотчет о предстоящем маршруте и знал, что в горах возможны сильный ветер и снег, вне зависимости от погоды внизу, - рассказывает один из друзей Колина.

«Весь день мы безуспешно пытались дозвониться до полиции»

Итак, друзья прибыли в Аршан. День потратили на домашние дела, несколько часов поспали. Ближе к вечеру решили прокатиться до соседнего посёлка Тагархай, из окрестностей которого открывается превосходный вид на горы.

- Вернувшись с прогулки, мы приготовили ужин, обсудили завтрашнее путешествие. Было решено подняться в 5 утра, чтобы выйти не позднее 7: американцы хотели пораньше вернуться в Иркутск. Колин подготовился к походу заранее, сложил рюкзак и запасся несколькими бутылками с водой. Он попросил разбудить его перед самым выходом, так как, в отличие от нас, был полностью готов к восхождению и хотел поспать подольше. Он лег последним, закрыв входную дверь на ключ. На часах было ровно 2 ночи.

В 5 утра сработал будильник. Обратив внимание, что Колина нет, молодые люди решили осмотреть участок. Он расположен между улицами Заречной и Вересова, обнесен довольно высоким забором. На участок можно легко проникнуть с улицы, поскольку ни ворота, ни калитка не закрываются на замок. Позже хозяин дома вспоминал, что такие случаи бывали, однажды кто-то даже пытался взломать дом, пока он спал. Эта информация, кстати, не интересовала следователей – хозяин до сих пор не был опрошен.

- На улице была плюсовая температура, безветренно. Спустившись к воде, мы бегло осмотрели берег, умылись и вернулись в дом. Мы, конечно, заволновались, но были уверены, что наш друг вернется к 7 часам, потому что человек он крайне обязательный и подвести нас не мог. Когда он и к этому времени не появился, мы запаниковали, - рассказывают друзья Колина.

- Мы начали перебирать варианты. Появилась версия, самая, наверное, очевидная, что он мог повредить ногу, спускаясь по крутой насыпи к реке. На случай возвращения Колина, мы попросили второго американца не покидать дом, а сами прочесали русло Кынгарги, начиная от верхнего моста, до нижнего, пешеходного.

- Вернувшись, осмотрели вещи Колина. Он оставил куртку и пуховую жилетку, рюкзак и бутылки с водой. На кровати лежала футболка, которую он носил в субботу. Среди его вещей не было денег и документов, судя по всему, они находились в карманах штанов, в которых лег спать. Его телефон был сломан, поэтому в Аршан он его не взял.

Затем молодые люди взяли машину, отправились осматривать поселок и его окрестности. Колина нигде не было. Оценив ситуацию, друзья Колина поняли, что совершенно не представляют, куда он мог пропасть. Решили обратиться за помощью в полицию.

Опорный пункт был закрыт. В сети ребята нашли несколько номеров местной полиции, там никто не отвечал. Удалось отыскать еще несколько телефонных номеров в интернете, прозвонили и их, все без толку. Затем обратились в кыренскую больницу, чтобы узнать, нет ли Колина там. В больнице сказали, что этой ночью пациентов к ним не поступало.

- Еще какое-то время мы обзванивали все найденные местные номера, никто нам не отвечал. Потом набрали короткий номер местной полиции. В Иркутске это 112 или 02, в Бурятии – 020. Там нас выслушали и велели обратиться в аршанский опорный пункт. Мы продолжали прозванивать все найденные номера - безрезультатно. Местные жители подсказали телефон участкового, которому мы также постоянно и безуспешно звонили весь день.

По словам друзей Колина, в дальнейшем они еще несколько раз пытались достучаться до опорного пункта, к сожалению, это ни к чему не привело. Они весь день пытались связаться с МВД, так что информация, распространенная пресс-службой СК о том, что в полицию мы пришли лишь вечером, неверна.

- С трех до пяти вечера осматривали левый берег реки Кынгарга, до второго водопада. Больше искать было негде. Мы были уверены в том, что, раз полицейских нет на месте, то они на выезде. И Колин мог быть с ними, как потерпевший или как свидетель. Мы решили отправить второго американца в Иркутск на последней маршрутке и все-таки дождаться сотрудников МВД.

Следователи требовали, чтобы мы признались в убийстве, угрожая посадить в «пресс-хату»

Вернувшись домой, ребята снова позвонили в Кырен и настояли на том, чтобы у них приняли заявление о пропаже. Полицейские попросили оставаться дома, ждать опергруппу. Она прибыла через полчаса. Следом подъехали и аршанские полицейские. На улице уже стемнело, когда молодых людей привезли в участок.

- Вскоре туда прибыли сотрудники следственного комитета Республики Бурятия. Конечно, мы понимали, что являемся единственными свидетелями, однако то, что было дальше, превзошло самые смелые ожидания. Прибывшие следователи сразу отобрали у нас телефоны, ключи от дома, от машины, бумажники с деньгами, банковскими картами и документами. Никаких бумаг при этом не составлялось.

- От сотрудников СК в наш адрес сразу же посыпались угрозы и оскорбления, и даже обвинения в убийстве нашего друга. Происходило это в присутствии местных полицейских, к которым следователи относились с подчеркнутым презрением. По мнению сотрудников СК, которым они тут же поделились, мы напились до неадекватного состояния или обкурились спайсов, поссорились, что и спровоцировало преступление. Они настоятельно рекомендовали нам признаться в убийстве, угрожая отправить в «пресс-хату». Угрозы поступали от этих следователей в течение всего расследования, и даже после того, как Колина отыскали, - рассказывают его друзья.

- Больше всего нас возмутило то, в какой форме все это высказывалось. Нам показалось, что нас провоцируют, пытаясь вывести из равновесия. Потому что нормальный человек просто не сможет спокойно слушать подобные вещи про своего друга, к тому же пропавшего без вести.

- Сотрудники СК с первых минут дали понять, что мы им не нравимся. Они постоянно придирались к нашему внешнему виду, считали странным, что у нас не было алкоголя, зато были книги. Из этого почему-то был сделан вывод, что мы убили Колина, а затем вступили с ним в половой контакт. Также высказывалась версия о том, что мы расчленили закопали его труп. Подобное следователи сообщали нам регулярно до того, как мы покинули Аршан. Пролетали часы, но мы не замечали, чтобы предпринимались какие-то попытки найти Колина.

Когда следователи узнали, что он ушел без верхней одежды, то сразу сделали вывод о его неадекватности, граничащей со слабоумием. Дескать, убежал в горы один, упал, ушибся и умер. Сотрудники СК изучали подробности личной жизни пропавшего и его друзей, пытаясь найти подтверждения их неадекватности. Создавалось впечатление, что при обыске игнорировались все доказательства полной вменяемости Колина и маловероятности самоубийства. Например, книга с дарственной надписью, сделанной им от руки в канун исчезновения.

- Все это было очень сложно переносить. Когда во время обыска сотрудники СК находили ножи и пилы, они тут же в оскорбительной форме рассказывали нам, как мы убивали ими Колина. Казалось, что искать Колина никто не собирается, что все усилия следствия направлены на нас. Обыск был странный, дом просто перевернули вверх дном. При этом не нашли некоторые вещи, которые вполне могли бы стать орудием убийства по логике следствия. Например, большой топор, которым хозяин рубит дрова.

- Предполагая, что мы являемся пока единственными подозреваемыми, решили не идти на конфликт: не стали требовать адвокатов, не перечили и не проявляли агрессию, так как это окончательно настроило бы силовиков против нас. По возможности игнорировали их инсинуации и пытались убедить как можно скорее организовать поиски или, хотя бы, разрешить нам самим искать Колина, - рассказывают его друзья.

«Казалось, что следствие ищет компромат, а не человека»

В понедельник приехали еще следователи, которые снова осмотрели дом со спецсредствами, искали следы крови. Участок они также изучили, но вот прилегающие территории не удостоились их внимания. А там, совсем рядом с домом, откуда пропал Колин, стояли заброшенные постройки, на улице Заречной было несколько открытых канализационных люков. Уже потом, в личных беседах молодым людям говорили, что добиться разрешения на обыск частных владений очень трудно. Полиция так и не осмотрела их: некоторые дома были заперты на висячие замки, как в день пропажи Колина, так и через неделю.

- Все еще не было никаких объяснений, почему нас не отпускают домой, хотя мы уже почти сутки провели в отделении без воды и еды. Прибывшие утром силовики из Улан-Удэ провели еще один допрос. Они ненадолго вернули нам телефоны, чтобы мы нашли фотографии Колина для ориентировок: в местном опорном пункте не было интернета. Улучив момент, когда сотрудники СК отсутствовали, одному из нас удалось позвонить родным и друзьям, рассказать о произошедшем.

- Потом телефоны вновь отобрали, подруга одного из нас, находившаяся в Иркутске, стала сама звонить в опорный пункт. Каждый раз ей говорили, что за все отвечают следователи СК и общаться нужно именно с ними. Последние довольно агрессивно реагировали на любые просьбы объяснить, на каких основаниях нас держат в участке и забрали без протоколов ключи и личные вещи. К слову, позже мы обнаружили, что из бумажников пропали почти все наличные. После этих звонков один из следователей страшно разозлился, потребовал «успокоить свою девку», иначе он возбудит против нее уголовное дело за препятствие следствию.

Только 28 числа, ближе к вечеру следователи, наконец, выслушали свидетелей и записали их версию событий, на этот раз, без угроз и оскорблений. Потом отпустили на ночь домой. Учитывая интенсивность последовавших допросов, очень странным казалось отсутствие видимых попыток организовать поиски. Было непонятно, почему Колина не пытались найти с собаками. Обученные псы могли бы отыскать если не след, то самого человека, живого или мертвого.

Никто не знал, в какой одежде Колин ушел из дома. Выяснять это пришлось свидетелям по собственной инициативе: они позвонили в общежитие, где жил пропавший американец и узнали, какие вещи отсутствуют в его комнате. Только по просьбе друзей следователи проверили мост и часть берега на наличие крови.

Места, где Колин мог проходить в ночь исчезновения, просматривались камерами. Однако, по словам следователей, все они не работали в ту ночь. Стоит отметить, что год назад, именно благодаря камерам наружного наблюдения, полиция смогла раскрыть убийство местного жителя, совершенное отдыхающими из соседнего региона.

- Во вторник нас проверили на полиграфе. Даже эта процедура казалась лишь мерой давления. Вопросы вроде «Видели ли вы Колина избитым? Совершали ли вы преступление? Если совершали, то сказали бы об этом полиции?» задавались повышенным тоном, затем делались долгие паузы. После полиграфа некоторые следователи говорили, что мы не прошли проверку, и предлагали нас избить, чтобы «нормально говорили», - рассказывают друзья погибшего американца.

Масштабные поиски начались только после приезда родителей

Во вторник приехали друзья Колина из Иркутска, хотели помочь в поисках. Полицейские отнеслись к этому очень неодобрительно, заявив, что лишние люди здесь не нужны. Однако, удалось заверить их в том, что вновь прибывшие будут только расклеивать листовки с фотографией пропавшего, чем они и занимались весь оставшийся день. Сотрудники МВД занялись этим только перед приездом родителей Колина, ночью в четверг. Некоторые листовки, кстати, кто-то сорвал.

- Затем приехали трое спасателей МЧС, которые сразу заявили, что искать Колина в горах – дело бессмысленное, что для этого необходимо в сто раз больше людей, поэтому они никуда не пойдут. Около часа ушло на то, чтобы убедить их осмотреть дорогу на «Пик любви», так как, по версии следствия, именно туда мог пойти Колин.

- Вначале нас убеждали, что это невозможно, якобы необходимо альпинистское снаряжение. Однако мы знали, что туда весной может подняться даже шестилетний ребенок и настояли на своем. Поиски больше напоминали прогулку, спасатели еле плелись, не хотели осматривать склоны, это нам приходилось делать самим.

Розыском также занималась некая поисково-спасательная служба: однажды к воротам дома подъехал «Урал» повышенной проходимости, оттуда вышло несколько человек в камуфляже без каких-либо опознавательных знаков, причем один из них был с автоматом. Пообщавшись с ребятами, они уехали.

- В последующие дни мы прочесали еще несколько участков, в том числе Тагархай, водопады. Тут я отмечу, что многие полицейские и отдельные следователи СК искренне пытались помочь нам в поисках и сделали очень много за эти дни. Мы им искренне благодарны за то, что они, в отличие от некоторых своих коллег, по-человечески отнеслись к этой ситуации и к нам самим. Один из полицейских познакомил нас со знакомым парапланеристом. Он согласился осмотреть с воздуха несколько участков, что и сделал, как только позволила погода. Причем за весьма скромное для такого большого объема работы вознаграждение.

По словам тех, кто принимал участие в поисках, и вертолет, и волонтеры, и большие группы сотрудников МЧС, о которых писали в СМИ, начали появляться на месте только после приезда в Аршан матери Колина, в пятницу. Ее продержали в полиции около четырех часов и довели до слез неэтичными вопросами о личной жизни ее сына.

Когда в дальнейшем родственники общались с полицией, переводчиками выступали друзья Колина, которых до этого сотрудники СК обвиняли в его убийстве. По их словам, следователи утверждали, что не покладая рук ищут пропавшего с вертолетами и дронами с первого же дня. Говорили, что уже обыскали по квадратам территорию радиусом в 3 километра вокруг поселка.

Чудеса следствия

В субботу и воскресенье ребят снова опрашивали, в том числе и прибывшие из Москвы следователи, а в понедельник Колина нашли мертвым. В тот же день на сайте бурятской телекомпании появилось сообщение, со ссылкой на источник в администрации Аршана, о возможном убийстве американца. Вскоре этот материал удалили, но появился другой, где о следах насилия на теле речи уже не шло.

Спустя примерно час после обнаружения тела вышел официальный релиз СК. В нем говорилось, что тело нашли в полутора километрах от поселка, без видимых следов насилия. Также в релизе было сказано, что перед исчезновением Колина компания, с которой он был, могла употреблять наркотики.

Эту версию СК затем моментально подхватили СМИ, где в течение получаса это предположение превратилось в утверждение. Писали, что именно наркотики спровоцировали американца покинуть дом без верхней одежды, что затем он заблудился в лесу и замерз. Однако никакой официальной информации о результатах токсикологической экспертизы так и не появилось.

- Странно было и то, что место, где его нашли, описывали нам как крайне труднодоступное, говорилось, что спасатели еле смогли туда подняться, что затащить Колина силой туда было совершенно невозможно. Было непонятно, как тело проглядели раньше. Но спасатели и силовики в один голос твердили, что вот, наконец-то, все прояснилось, что он ушел сам, что преступления не было.

Непонятно также, по какой причине следователи убеждали друзей и родственников в том, что берег реки рядом с домом, где остановилась компания, ночью совершенно безлюден и безопасен. Спустя неделю после того, как Колин исчез, в ночь с субботы на воскресенье, решено было проверить эту информацию. В три часа ночи родственники и друзья Колина в сопровождении консула США и представителя посольства вышли на берег. Они увидели, что там постоянно ездят машины, некоторые останавливаются, подъезжая вплотную к берегу.

Неясно, откуда взялась такая уверенность полиции в том, что Колин был в полной безопасности, оказавшись ночью на улице. В поселок на выходные приезжает множество отдыхающих со всей страны. Некоторые посещают Аршан только для того, чтобы попариться в бане, напиться водки и наутро уехать.

По словам местных жителей, в любое время суток на улице Вересова или Заречной можно встретить жителей деревни Тагархай, которые возвращаются домой, часто будучи нетрезвыми. В самом Аршане ночью нередко можно встретить пьяную и агрессивную компанию. Причем как местных жителей, так и отдыхающих. В поселке случались пьяные поножовщины, иногда и со смертельным исходом. Например, около четырех месяцев назад в одном из кафе в пьяной драке убили двух человек, в том числе – сына бывшего главы поселка.

- Очень многое в этой истории заставляет усомниться в том, что следствие действительно было заинтересовано в организации масштабных поисков Колина до того, как в Аршан приехали его родные. Непонятно, почему так быстро отмели версию об убийстве нашего друга? Ведь если бы Колин действительно замерз, своевременно организованная 27 марта поисковая операция могла бы его спасти. Почему, как только мы смогли попасть в полицию, от нас стали требовать признания в его убийстве, хотя не прошло и суток после того, как он пропал?

- Сейчас мы думаем, что именно воскресенье, когда мы весь день не могли попасть в полицию, было самым важным для поисков днем. Он мог быть еще жив. Если по отношению к нему было совершено преступление, те, кто сделал это, в воскресенье могли быть еще здесь. Однако вместо того, чтобы искать человека, следователи оттачивали на нас свои остроты и весьма сомнительные методы ведения допросов.

В этой истории осталось множество белых пятен, и, учитывая все вышесказанное, далеко не факт, что нам дадут узнать, что же все-таки случилось в ту злополучную ночь. Многие обращали внимание на то, что расследование ведется спустя рукава, а виновные в этом пытаются прикрыть свою некомпетентность. На это указывала и мама Колина в своем открытом письме. Напрашивается довольно печальный вывод. Если вы пропадете в Сибири, будут искать не вас, а повод вас не искать, резюмирует Бабр. 
Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle
Пётр Покацкий
Пётр Покацкий
директор Филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Республике Бурятия.
24.11.2016
Валерий Кожевников
Валерий Кожевников
Министр здравоохранения Республики Бурятия
17.11.2016
Александра Мяханова
Александра Мяханова
Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета БГУ
15.11.2016
Сергей Жамцаев
Сергей Жамцаев
Директор центра социальной адаптации «Шанс»
07.10.2016
Загрузка...
^