10 Декабря

09 Декабря

Популярное

«Лента.ру»: Бурятские пожары поставят точку в споре центра и регионов

«Лента.ру» - о тушении лесных пожаров Бурятии силами волонтёров и «феррари», несвоевременной отставке руководителя агентства лесного хозяйства и необходимости перераспределения контроля за лесным хозяйством по всей стране на примере республики
 
Более половины гигантских лесных пожаров в Сибири приходится на Бурятию, где общая площадь возгораний превышает 60 тысяч гектаров. Огонь вокруг Байкала заставляет задуматься не только о перераспределении контроля за лесным хозяйством страны, но и о повышении ответственности граждан. На совести нарушителей правил безопасности — 80 процентов лесных пожаров в масштабах страны.

РЛО — ранцевый лесной огнетушитель — основной рабочий инструмент волонтеров, работающих в Иволгинском районе Бурятии. Двадцать литров воды на ранец — не бог весть что, но и масштабных возгораний здесь уже нет. «Что пожарные не спасли — выгорело, но больше спасли», — рапортует студент местного университета Сергей. Границы спасенного хорошо видны — по выкопанной траншее снизу и по разлому на подъеме в гору: слева — камни и лес, справа — черно и дымится. Рядом, в полукилометре от событий, водохранилище. Тем, кому тяжело, можно дождаться пришедшей на водопой пожарной машины: «феррари» — так их называют здесь за красный цвет — обязательно притормозит у волонтерского лагеря и наполнит ранцы, если нет более срочных дел.

Новых срочностей после прошедшего на выходных дождя существенно убавилось: площадь пожаров в Бурятии замерла на отметке 63 тысячи гектаров, о былом распространении огня — до 70 километров в час в особенно неудачные дни — речи пока не идет. Площадь, однако, и без того огромная. Пожарные части по договоренности с самоорганизующимися добровольцами (их не так много — август, пора отпусков; но все равно речь о сотнях) бросают основные силы на прорыв, оставляя волонтеров под минимальным контролем «проливать хвосты» — работать на местах, где борьба с большим огнем уже завершена.

Десять волонтеров, нашедших друг друга в социальных сетях (мобильный интернет в республике на высоте: сигнал достойный и в горах, и в лесах), вполне справляются с задачей. Здесь же — депутат Госдумы от КПРФ Олег Лебедев: работает с ранцем, таскает стволы вместе со всеми. Лебедев работает в комитете по природопользованию и экологии, за ним и коллегами — несколько законопроектов в лесном деле. «Мой последний проект имеет непосредственное отношение ко всему, происходящему сейчас в республике, — объясняет парламентарий. — Поэтому я не мог не прилететь сюда».

Законопроект Лебедева, внесенный им весной после пожаров в Хакасии, предлагает увеличить штрафы для граждан, нарушающих правила пожарной безопасности в лесах. В прошлом году штрафы увеличили для юридических лиц и чиновников, уличенных в подобного рода проступках; физические же лица платят полторы тысячи рублей, как и раньше. Если предложение Лебедева рассмотрят на осенней сессии, то штраф возрастет двукратно — до трех тысяч. Поправка Лебедева указывает на одно общеизвестное, но от того не менее неприятное обстоятельство: 80 процентов всех лесных пожаров в России начинаются не от молнии и не от техногенных причин, а от неосторожных действий граждан. «В Бурятии чуть выше — 87 процентов», — поправляет Алексей Щепин, до полудня вторника занимавший пост руководителя республиканского агентства лесного хозяйства.

Щепин — потомственный лесничий, в деле около двадцати лет, агентство возглавлял с 2010 года. Последовательный противник отмены аналогичного штрафа в республиканском КоАП (от трех до пяти тысяч; упразднен парламентом Бурятии — Народным Хуралом в прошлом году) и не менее последовательный сторонник увеличения количества лесничих с функциями контроля на Байкальской природной территории. Эта территория расположена вокруг Байкала в трех регионах — Забайкальском крае, Иркутской области и Бурятии. «240 лесничеств, а наказывать нарушителей может только один сотрудник в каждом. Я предлагал добавить хотя бы по одному леснику-контролеру с правом наказывать нарушителей — уже было бы полегче», — полагает Щепин. Сейчас в лесном надзоре Бурятии — две тысячи сотрудников, хотя еще десять лет назад было пять тысяч. Предложение сулило 200 миллионов дополнительных расходов в год, поделенных на три региона, и существенное снижение пожарной опасности вследствие профилактики. Деньги оказались ценнее.

Пресечь вольное — вплоть до халатности и пожаров — отношение местных жителей к лесу пытается не только депутат Лебедев. Понимание того, что штрафы надо повышать, есть и в Рослесхозе, и в агентствах на местах — при этом пополнение казны здесь полагают делом далеко не первой очереди. «Сам факт двукратного повышения выведет ситуацию в публичное пространство, — уверен автор поправки. — Начнется обсуждение, и многие люди впервые узнают, что за подобное поведение в лесу предусмотрена ответственность. Сейчас об этом осведомлены далеко не все».

Улан-Удэ и окрестности окутаны смогом, напоминающим обстановку пятилетней давности в российской столице. Впрочем, Москва, окруженная пожарами со всех сторон летом 2010 года, даром не прошла ни для кого: внимания к противопожарной подготовке — по-крупному, на уровне региона — со стороны контроля и надзора стало гораздо больше. Что-то за пять лет сделать удалось, по оценкам сотрудников Рослесхоза — довольно много. Конечно, в рамках тех бюджетов, которые выделяет на противопожарную безопасность регион.

«Хвоя зеленая — дерево живое», показывает лесничий Виктор на ряд деревьев с почерневшими от огня стволами. Это еще от предыдущих пожаров в Заиграевском районе: нынче окопали все, что можно, и ввели бульдозеры в труднодоступные прежде участки — земляной вал появляется быстро, унося заодно и часть сухих стволов, наиболее опасных здесь и сейчас. Многое решается техникой встречного отжига, он же встречный пал: контролируемый поджог участка леса мешает пожару, если он придет сюда, распространиться дальше.

«Сейчас больше, тогда — злее», — сравнивают бурятские пожарные август и июль нынешнего года: месяц назад площадь пожаров была в четыре раза меньше нынешней, но от огня приходилось спасать, к примеру, расквартированный среди лесов арсенал. Сегодняшний фронт работ тоже имеет свою специфику: на минувшей неделе за один день площадь возгорания увеличилась в два раза. Поэтому новость о том, что глава республики Вячеслав Наговицын запустил административный встречный отжиг — в разгар событий уволил главного республиканского лесничего Алексея Щепина «в связи с недостаточными мерами по организации работы по противодействию лесным пожарам», — была воспринята с некоторым недоумением. Достаточной мерой, исходя из сообщения на сайте Наговицына, стала передача функций по координации борьбы с огнем от республиканского вице-премьера Чепика республиканскому вице-премьеру Зубареву.

Среди других сообщений от руководителя Бурятии за эти дни — прием граждан по вопросам расселения ветхого фонда, конкурс на должности министров (спорт и молодежь, промышленность и торговля), требование создать комиссии по расходам на общедомовые нужды и поздравление участников фестиваля-конкурса «Раздайся, корогод!». О разрастающихся пожарах, кроме сведений о кадровых перестановках, — ни слова.

Вполне возможно, что бурятские пожары поставят точку в споре центра и некоторых регионов о контроле за лесным хозяйством — проще говоря, живыми деньгами для бюджетов всех уровней и степеней легальности. В 1997 году заботу о лесах, не входящих в федеральные реестры — заповедники, специальные предприятия и прочие, перекинули из центра в регионы. К экономической самостоятельности территорий это отношения не имело: преддефолтная Москва спешила разгрузить бюджет страны от всего, что можно, — воистину в пожарном порядке. В 1998 год регионы вошли с новыми противопожарными полномочиями и обязанностями — в целом сохранившимися до сих пор. Центр, кроме общего контроля, выдает каждый год некоторую сумму на безопасность лесов от огня — в дополнение к тем деньгам, которые записаны в региональных бюджетах: к примеру, в 2014-м и в нынешнем году — по пять миллиардов рублей из федеральной казны.

На практике оказывается, что регионам недостает и собственных денег, и ответственности. В последний раз вопрос о возможном перераспределении полномочий по управлению лесами поднимался еще весной, когда горела Хакасия (погибли 23 человека, пострадали два десятка населенных пунктов). «В прошлом году мы уже говорили: если не справляются, надо изъять полномочия. В этом году работа может быть продолжена, надо подготовить соответствующий правовой акт», — приводит «Российская газета» слова вице-премьера правительства РФ Александра Хлопонина, сказанные им в апреле на совещании по противопожарной безопасности. Депутат Олег Лебедев, исходя из увиденного в Бурятии и соседних регионах, явно на стороне централизации полномочий и ответственности. «Средства найдутся, если понимать, что при сохранении нынешней ситуации можно остаться и без денег, и без лесов», — отвечает Лебедев на традиционный вопрос «кто будет платить?»

Впрочем, сначала неплохо было бы справиться с разгулявшейся стихией. Силами пожарных на «феррари», волонтеров и, конечно же, дождя, сообщает «Лента.ру».
Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle

Читают сейчас

Другое в "Происшествия"

Ввоз домашних животных и грубых кормов запрещен из Забайкалья в Бурятию в связи со вспышками вируса ящура
Его задержали в 4 км от населённого пункта
Его задержали когда он пытался погрузить автомобиль
Тушение ведётся с особым риском для спасателей
В Бурятии встреча друзей в родной деревне закончилась кровавой бойней
Мужчина, ударивший друга по лицу кулаком, получил нож в спину
Краснокнижный балобан месяц находилась на реабилитации
В Иркутске полицейские преследовали пьяного водителя
Водитель пытался скрыться, выехав на встречную полосу
Задержание проходило в лесу во время оптовых «закладок» наркотиков
У мужчины изъяли 250 граммов марихуаны
Больше всех пострадал автомобиль, принадлежащий «Почте России»
 
У злоумышленника изъята особо крупная партия героина
Высокопоставленный сотрудник подразделения "Запад" был задержан спецслужбами в Санкт-Петербурге
У него изъяли порубленные деревья, бензопилу, автомобиль
^