03 Декабря

02 Декабря

Популярное

Антон Лубченко об уголовном деле: Меня загнобить достаточно сложно

«Я подаю в край заявку о финансировании — нам ее удовлетворяют на 42%. Что я должен сделать? Напечатать деньги? Продать свое нижнее белье? Так оно не так дорого стоит!» — художественный руководитель Приморского театра оперы и балета, экс-худрук бурятского театра Антон Лубченко рассказал о финансовых проблемах и заведенном на него уголовном деле

Сегодня, 22 июня, в театре собрали пресс-конференцию, на которой о творчестве говорили очень немного.

Первым делом Антон Лубченко сказал, что журналисты много придумывают и тиражируют слухи, домыслы и сплетни. И что уголовное дело на него заведено только одно.

- Оно касается 310 тысяч рублей. Там нет никакой коррупционной составляющей. Идет речь о том, правомерно или нет мы выплатили человеку эту сумму. Мы считаем, что правомерно. И будем это доказывать в суде, — объяснил худрук. — В наш театр был приглашен Айдар Ахметов. Чуть больше одного сезона он был руководителем балетной труппы. В его обязанности входило управление труппой, подбор кадров, формирование репертуара. Но не балетмейстерство! Потому что он по штату не являлся балетмейстером. Его никто не мог обязать ставить авторскую хореографию. 310 тысяч включая НДС — 250 на руки — ему выплатили за то, что он посадил авторские танцы в опере "Евгений Онегин". Мазурку, полонез, вальс, народные танцы, что-то еще.

Приглашать человека со стороны было бы дороже — ему надо было бы заплатить больше, оплатить дорогу и проживание. Но в должностных инструкциях у Ахметова было написано: "Обеспечивать выпуск новых постановок", но не "Ставить танцы". Теперь вместо репетиций я вынужден быть на допросах, думать, что отвечать. Подписка о невыезде, конечно, мешает работать. Но именно сейчас, на лето, гастролей не запланировано. Будут осенью. Но есть рабочие поездки. Каждую неделю или раз в две недели мне необходимо быть в Санкт-Петербурге или Москве. Слава Богу, в Следственном комитете работают люди, которые понимают мой статус и позволяют выехать в командировки».

Также Антон Лубченко заявил, что прямо сейчас готов вытащить из кармана и заплатить 310 тысяч рублей в краевой бюджет, чтобы СМИ прекратили марать имя театра и Приморья.

Что касается транспортных расходов, худрук театра объяснил, что 1,6 миллионов рублей он не на такси потратил: «Эти деньги пошли на перелеты, автобус, которым мы пользовались во время фестиваля "Приморский ключ", и так далее».

В декабре в бюджете не хватило денег на зарплату сотрудникам — театр решил не просить денег у края и взял кредит в 52 миллиона рублей. Ежемесячно по пять-шесть миллионов с продажи билетов уходит на выплаты долга. Осталась примерно половина из этой суммы, закрыть кредит планируют в октябре.

Сейчас в оперативном управлении театра находится 28 квартир на улице Бурачека. В этой жилплощади всех приезжих сотрудников не разместить. Не приезжих взять было нельзя, потому что балета «в Приморье никогда не было», с оперой тоже туговато, разве что «этот сумасшедший немец приезжал, что-то ставил». А приморских музыкантов в симфоническом оркестре — около 30 %. Принимать на работу тех, кто «играет так, что уши в трубочку сворачиваются» не стали.

Для сотрудников, по словам спикеров пресс-конференции, жилье снимают по ценам, которые предлагает рынок недвижимости. Если приехала целая семья, и все работают в театре, им снимают квартиру побольше.

Долги театра, отмечает Лубченко, вызваны еще и тем, что театр недополучает финансирования из краевого бюджета. «Мы подаем заявку о финансировании — нам ее удовлетворят на 42%. Что я должен сделать? Напечатать эти деньги? Продать свое нижнее белье? Так оно не так дорого стоит! — возмутился музыкант. — Сейчас перед труппой нет задолженности, все выплачено. Есть маленькая часть внебюджетной задолженности по премиям. Когда мы брали кредит, не рассчитывали, что в стране бахнет кризис. С января сильно упали продажи билетов. Да и сами билеты подешевели — в прошлом году на премьеру можно было попасть за 3000 рублей, сегодня уже за 1500. Плюс взвинтился курс доллара — контракты на декорации, костюмы мы либо останавливали, либо заключали дополнительные соглашения. Тканей для декораций в России не производят. В прошлом году мы 100 миллионов заработали. Все ушло на съем квартир, офисов.

До августа 2014-го нам приходилось снимать репетиционные площадки, помещения для административного персонала. Эти же деньги шли на нужды театра, уборку, охрану. Также и на зарплаты, которые на 30% должны состоять из заработанные денег. Исходя из занятости, творческие сотрудники театра зарабатывают 18-100 тысяч рублей в месяц».

Траты на декорации и показ спектаклей Антон Лубченко прокомментировал тем, что в нашем театре нет порочной провинциальной практики одни и те же костюмы и декорации использовать в разных постановках. «У нас для каждого спектакля свои декорации, на каждого артиста — свои костюмы. А это 60 человек балета, мимический ансамбль, хор. Их нужно одеть, обуть, поменять костюмы, — говорит худрук. — И вот приходит акт КСП. Процентов на 80 он неоправданный и необоснованный. И у нас на этот акт есть ответ! Часть трат не туда приписаны, часть вообще неправильно поняты. Я понимаю, в КСП не самые большие театралы работают».

Со следующего года, надеются в театре, от краевого бюджета учреждение уже зависеть не будет, а станет получить финансирование из федеральной казны, став филиалом Мариинского театра.

«Эксперты «Мариинки» вместе с экономистами Министерства культуры рассчитали, сколько нужно Приморскому театру для нормальной жизни. Чтобы не шиковать, но и не бедствовать. 930 миллионов рублей. Почти миллиард! Мы сейчас получаем в три раз меньше. Нам негде хранить декорации, костюмы. Световое оборудование, поставленное компанией "Аркада", немного не такое, как хотелось бы. У нас нет даже режиссерского пульта! Режиссер или помощник режиссера не может нажать на кнопку и сказать: "Андрей Иванов, выход через 10 минут". Он бежит с рацией в гримерку. А за 320 миллионов рублей мы работаем в три раза больше, чем другие театры», — говорит Антон Лубченко, сообщает VL.ru.

Отвечая на вопрос лояльных журналистов о некоем «заказе» театра, Антон Лубченко отметил, что не может этого исключать, однако призвал прессу «думать своей головой» и проверять факты.

«Меня загнобить достаточно сложно, я свое место в строю найду. Но вы же уничтожите театр, который мы делаем два года. Я много езжу по миру — подчеркиваю, не за краевой бюджет — и мне до боли обидно, что во всем мире поддерживают наш театр. С интересом слушают наши записи. На выходных приезжал вице-губернатор Вологодской области — просто послушать наше выступление. Мы за полгода много где были. Мы заслужили овации в Европе, в Московской консерватории, в Санкт-Петербурге».

Напомним, в начале июня следователи возбудили уголовное дело в отношении художественного руководителя Приморского театра оперы и балета во Владивостоке. Антон Лубченко подозревается в злоупотреблении полномочиями и неэффективном расходовании бюджетных средств.

Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle
Пётр Покацкий
Пётр Покацкий
директор Филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Республике Бурятия.
24.11.2016
Валерий Кожевников
Валерий Кожевников
Министр здравоохранения Республики Бурятия
17.11.2016
Александра Мяханова
Александра Мяханова
Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета БГУ
15.11.2016
Сергей Жамцаев
Сергей Жамцаев
Директор центра социальной адаптации «Шанс»
07.10.2016
Загрузка...
^