08 Декабря

Популярное

24-летний фотограф из Америки Адам Робертсон сейчас живёт в Улан-Удэ. В интервью он признался, что ему нравится жить именно в столице Бурятии

Адам приехал из американского штата Алабама в Россию подростком. Семья Робертсона помогала развивать детский интернат. Сейчас американец живёт в Улан-Удэ, где женился на местной девушке. Интервью с Адамом, где он рассуждает о разнице менталитетов, приводит портал «Моя планета».

Моё первое впечатление о России — холод. Я из Алабамы, там мороза в принципе не бывает. Мы приехали в Москву в феврале, в –15. Как только вышли из машины, сразу же прыгнули в снег и стали им играть.

Перед тем как оказаться в России, я думал, что здесь половина людей — мафия. Это неправда. И то, что все пьянствуют и ходят в ушанках, — тоже неправда. Я любил историю в детстве и много читал про коммунизм. Когда приехал, обрадовался, что его здесь нет. А ведь в книжках по истории и фильмах только и говорят, что о КГБ. Но это, конечно же, стереотип.

Что правда — так это то, что люди здесь мало улыбаются. Я тоже перестал. За это американские друзья прозвали меня русским. Окружение влияет.

Американцы думают, что русские очень экстремально общаются. Что они либо сдержанные, либо восторженные. Это правда. В России часто, когда знакомишься, кажется, что человек тебя слегка ненавидит. И только потом, когда уже сидишь с ним за одним столом, вдруг замечаешь, как он радуется тебе и смеется.

Отношение к москвичам сначала было негативным. Хмурые лица, странная еда, друзей нет, ты — чужой. Очень хотелось домой. Но в последний год в Москве я решил перестать мыслить как иностранец. Я представил, что здесь родился, начал сам учить русский язык, общаться с ребятами — товарищами по спорту. Люди влюбляются в страну, когда строят отношения. Когда у меня появились друзья, я осознал, что окружающие не то что ненавидели меня, они просто не могли меня понять. Вместо того чтобы их осуждать, я начал менять свой взгляд.

Когда московский интернат закрыли, мы решили остаться еще на некоторое время в России. Под впечатлением от рассказов сестры, побывавшей в лагере на Байкале, переехали в Бурятию.

Поначалу мы жили в неблагополучном месте. При встрече с «пацанами на районе» я никогда не дрался. Либо убегал, либо разговаривал с ними. Говорил, что американец, и им становилось интересно, они и забывали, что хотели на самом деле.

В российскую школу я не ходил. Получал домашнее образование. Потом сдал американский аналог ЕГЭ и поступил в Вашингтонский университет на политолога. В 18 лет я покинул Россию, как тогда думал, навсегда. Но как-то летом решил съездить в Бурятию навестить друзей. Тогда познакомился с будущей женой, организовал несколько молодёжных встреч, поиграл с ребятами в американский футбол, понял, что полезен. И по возвращении в Штаты не мог этого забыть.

Окружающие не понимают, почему я снова вернулся в Россию. Мне нравится здесь жить. Именно в Улан-Удэ. В какой-то момент, как и в случае Москвы, я решил принимать этот город как свой. Дошел до того, что теперь оставить его навсегда для меня почти нереально.

Американская мечта меня не увлекла. Она заключается в стремлении к удобному миру, в котором не о чем переживать. И это, конечно, иллюзия, так как волноваться всегда есть о чем, даже когда у тебя много денег. В России люди тоже хотят комфорта, но, так как его труднее получить, о нем сильно и не думают. Здесь еще сохранился относительно понятный баланс в жизни.

С самого начала в России понравилось, что люди здесь гораздо проще живут и меньше переживают о богатстве и удобствах. В Алабаме комфорт — самое главное. Ты работаешь там 40 лет, чтобы затем выйти на пенсию и просто лежать на песке.

Но здесь мне не хватает выбора. Опций во всех сферах. К примеру, за одеждой я хожу только в один магазин — H&M. То, что продается в остальных магазинах, мне не нравится.

Когда я приехал в Бурятию, то поначалу посмеивался над тем, как все здесь гордятся Байкалом. Это же озеро. Но когда начал сам ездить на Байкал, то стал понимать: местные ценят вещи не потому, что они самые красивые, а потому, что они свои. Природа здесь как дом. Это часть семьи.

Жители Улан-Удэ менее амбициозны и более самодостаточны, чем москвичи. Они меньше сравнивают себя с Европой, но больше чувствуют традиции и природу.

В целом в России все упирается в отношения в семье. Они важны даже тогда, когда между родственниками не все гладко. В Америке, хоть и говорят о ценности семьи, может случиться так, что в трудной ситуации люди просто бросят друг друга. Семейные узы в России гораздо крепче.

Многим знакомым в России претят мои самоуверенность и прямота. Это типичные американские черты. Нас воспитывают быть амбициозными и на все иметь свое мнение. Самооценка у россиян зависит от человека, но в целом, особенно у молодых, она низкая. Это видно по тому, как люди работают и какие у них цели. Многие россияне не рискуют, так как не верят, что у них есть что-то особенное, что они могут использовать.

Фраза «загадочная русская душа» говорит о том, что русские не раскрываются сразу. Они понимают, что всего о себе не знают, и не болтают почем зря. Американцы уже первой встрече все о себе рассказывают: мол, я такой и такой. А в России ты узнаешь человека не через то, что он скажет о себе, а через то, что он есть на самом деле. Случается, это происходит и спустя пять лет после знакомства.

В России я научился намного проще жить. Меня удивляет, что жена радуется самым мелким подаркам. Ты даришь ей розу, и она в восторге. Она купит себе новую пару джинсов и уже счастлива. В Штатах это считается мелочью.

Американки — очень успешные карьеристки. В России женщины думают о том, как завтра накормить детей, о ежедневных вещах, и это более реалистично, чем мечтать о будущем, которого, быть может, и не случится.

Меня поражает, как русские женщины работают, потом приходят домой, помогают детям и не спят почти. Это самая яркая разница. А что поменьше… Жена чувствует себя комфортно в роли традиционной девушки. Ей классно быть женственной.

Я за равноправие женщин. Сексизм — это проблема, как и расизм. Но часто вместо того, чтобы решать проблему, люди перегибают палку. В США девушки частенько не разрешают, чтобы за них платили. Я же, как джентльмен, считаю, что заплатить за девушку на свидании — знак уважения. Мой дедушка всегда говорил: когда девушка заплатит за тебя, знай, что ты уже не мужчина.

Суеверия есть в каждой культуре, но в России они совсем нелогичные. И люди относятся к ним чересчур серьезно. Зачем, к примеру, мыть руки на улице во время похорон? Я не верю ни в приметы, ни в знаки судьбы. Они мешают людям жить.

Я верю только в то, что в Библии написано. Мои жена с тещей — протестантки. Вся остальная русская родня — православные. На Пасху и Рождество нам всем становится немного неудобно, так как вера все же разная и они считают нас сектантами. Но я уважаю их отношение. В любом случае, как только праздники проходят, вера перестает их волновать.

Я частенько бываю в буддийских храмах, но только для того, чтобы провести свадебную фотосъемку. Буддизм мне не близок, кажется немного темным, там духи всякие. Но я к нему привык, так как многие мои друзья — буддисты и мы частенько обсуждаем какие-то моменты. К тому же мой дедушка 50 лет жил в Таиланде и много про буддийскую культуру рассказывал. Мне не интересны другие религии, но это не значит, что я их не уважаю.

В Алабаме царит культ еды. Там ты всегда кушаешь, где бы ни находился. А в России еда не так важна. Здесь повсюду чай.

Моё любимое русское блюдо — солянка. Нелюбимое — холодец. Но и его ем, если наша русская бабушка приготовит и позовет. Каша в России лучше, чем в Америке. У нас просто каша. У вас хотя бы молока и масла побольше.

Мне нравится, что в России сохранилась страсть к классической музыке. Во многих местах в США она исчезла совсем. Мне нравится, что в России задержалась романтика, то есть способность смотреть вглубь вещей и видеть там душу. Все плохо, а они видят красоту даже в малом.

Я бы пожелал людям больше мечтать и верить в себя. Если ты в чем-то разбираешься — развивай это.

Уважаемые читатели, все комментарии, не соответствующие действующему законодательству, контенту сайта (в том числе наличие каких-либо ссылок) и элементарным нормам культурного поведения удаляются автоматически.
Социальные комментарии Cackle
Пётр Покацкий
Пётр Покацкий
директор Филиала ФГБУ "ФКП Росреестра" по Республике Бурятия.
24.11.2016
Валерий Кожевников
Валерий Кожевников
Министр здравоохранения Республики Бурятия
17.11.2016
Александра Мяханова
Александра Мяханова
Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета БГУ
15.11.2016
Сергей Жамцаев
Сергей Жамцаев
Директор центра социальной адаптации «Шанс»
07.10.2016
Загрузка...
^